Стадии расставания с любимым человеком психология: Стадии расставания. Статья. Интегральная психология и психотерапия. Самопознание.ру

Содержание

Стадии расставания. Статья. Интегральная психология и психотерапия. Самопознание.ру

Данная статья состоит из информации, собранной из различных источников — Дж. Тейтельбаум, Ф. Василюк, Г. Уайтед. Она написана на основе статьи клинического психолога Литвиновой Оксаны Николаевны. В ней рассматриваются стадии расставания с психологической точки зрения. Я считаю, что этой информацией должен владеть каждый, потому что расставания являются неизбежной частью нашей жизни. Иногда, после расставания, люди не понимают, что с ними происходит, и проходят через такие этапы разрушая себя длительное время. Они могут ощущать своё положение безвыходным и даже безумным, но на самом деле это не так.

Осознание и понимание реакций нашей психики может помочь в принятии себя и своих чувств. Это важно для преодоления сложных ситуаций. Владея данной информацией, мы можем обрести способность поддерживать себя и просить помощи у других, когда это необходимо. И когда нибудь, мы возможно сможем поделиться своим опытом и с другими.

В данной статье приводятся описание примеров того, как обычно проходят стадии расставания. Эти стадии и состояния практически идентичны и при разрыве отношений, и при расставании с умершими. Здесь описаны крайние состояния для лучшего понимания данных процессов. Стадии горя могут проживаться более или менее интенсивно и даже меняться местами. Надеюсь, что данная информация будет вам полезна.

Я часто вижу, как люди, проживающие расставание, закрываются в себе и считают, что должны справляться с этим самостоятельно. Исходя из моего опыта, могу сказать, что часто такая позиция только усугубляет состояние человека и делает процесс расставания ещё более болезненным и долгим.

Для здорового прохождения через фазы расставания очень важно говорить о своих чувствах и разделять эту боль с кем-то ещё. Это может быть родственник, друг, психолог, терапевт и т.д. В таком состоянии может казаться, что всем безразличны ваши переживания, но это не так. На самом деле, всегда есть хотя бы один человек, способный вас выслушать и поддержать. Вы не должны нести всё это одни.

Процесс горевания в литературных источниках часто называют работой горя. Это и есть, по сути, большая внутренняя работа, огромный душевный труд по переработке трагических событий. Итак, горевание — это естественный процесс, необходимый для того, чтобы оплакать и отпустить потерю. Условно выделяют «нормальное» горевание и «патологическое».

После прохождения нижеприведённых этапов, я советую вам прочитать книгу Виктора Франкла «Человек в поисках смысла».

Евгений Шмуклер.

Этапы нормального горевания

Для нормального горевания характерно развитие переживаний по нескольким стадиям с комплексом симптомов и реакций, характерных для каждой.

Картина острого горя схожа у разных людей. При нормальном течении горевания характерны периодические приступы физических симптомов таких как — спазмы в горле, припадки удушья с учащённым дыханием, постоянная потребность вздохнуть, чувство пустоты в животе или тяжесть, потеря мышечной силы и интенсивное субъективное страдание, описываемое как напряжение или душевная боль.

Длится стадия острого горя около 4-х месяцев, условно включая в себя 4 из описанных ниже стадии. Продолжительность каждой стадии описать довольно сложно, в связи с их возможной взаимообратимостью на протяжении всей paбoты горя.

Стадия шока.

Трагическое событие вызывает ужас, эмоциональный ступор, отстранённость от всего происходящего или, наоборот, внутренний взрыв. Мир может казаться нереальным. Время в восприятии горюющего может ускоряться или останавливаться, пространство сужаться.

В сознании человека появляется ощущение нереальности происходящего, душевное онемение, бесчувственность, оглушённость. Притупляется восприятие внешней реальности, и тогда в последующем нередко возникают пробелы в воспоминаниях об этом периоде. Срабатывают механизмы защиты вашей психики, которые включаются автоматически, что «помочь» вам через это пройти.

Наиболее выражены следующие черты: постоянные вздохи, жалобы на потерю силы и истощение, отсутствие аппетита. Могут наблюдаться некоторые изменения сознания — лёгкое чувство нереальности, ощущение увеличения эмоциональной дистанции с другими («как они могут улыбаться, разговаривать, ходить в магазины, когда существует такая боль»).

Обычно комплекс шоковых реакций истолковывается как защитное отрицание факта произошедшего, предохраняющее горюющего от столкновения с утратой сразу во всём объёме.

Стадия отрицания (поиска).

Характеризуется неверием в реальность потери. Человек убеждает себя и других в том, что «всё ещё изменится к лучшему», что «он/она скоро вернётся» и т.д.

Здесь характерно не отрицание самого факта потери, но отрицание факта постоянства потери.

В это время человеку бывает трудно удержать своё внимание во внешнем мире, реальность воспринимается как бы через прозрачную пелену, сквозь которую сплошь и рядом пробиваются ощущения присутствия ушедшего: лицо в толпе, похожее на ушедшего человека, при звонке в дверь может мелькнуть мысль: это он/она. Такие видения вполне естественны, но пугают, принимаются за признаки надвигающегося безумия.

Сознание не допускает мысли о потери, оно сторонится боли, которая грозит разрушением, и не хочет верить в то, что собственная жизнь теперь тоже должна измениться. В этот период жизнь напоминает дурной сон, и человек отчаянно пытается «проснуться», чтобы убедиться в том, что всё осталось как прежде.

Отрицание — это естественный защитный механизм, поддерживающий иллюзию о том, что мир будет меняться, следуя за нашими «да» и «нет», а ещё лучше — оставаться неизменным. Но постепенно сознание начинает принимать реальность потери и боль — как будто до того пустое внутреннее пространство начинает заполняться эмоциями.

Стадия агрессии.

Она выражается в форме негодования, агрессивности и враждебности по отношению к окружающим. В обвинениях себя, родных или знакомых и др.

Находясь на этой стадии столкновения с потерей, человек может угрожать «виновным» или, наоборот, заниматься самобичеванием, чувствуя свою вину за произошедшее.

Человек, которого постигла утрата, пытается отыскать в событиях, предшествовавших потере, доказательства, что он/она не сделал всего, что можно было сделать. Он/она обвиняет себя в невнимательности и преувеличивает значение своих малейших оплошностей. Чувство вины может отягощаться ситуацией конфликта перед разрывом отношений или перед тем, как человек ушёл из жизни.

Картину переживаний существенно дополняют различные реакции. Вот некоторые из возможных переживаний данного периода:

  • Изменения сна.
  • Панический страх.
  • Изменения аппетита, сопровождающиеся значительной потерей или приобретением веса.
  • Периоды необъяснимого плача.
  • Усталость и общая слабость.
  • Мышечный тремор.
  • Резкие смены настроения.
  • Неспособность сосредоточиться и/или вспомнить.
  • Изменения сексуальной потребности/активности.
  • Недостаточная мотивация.
  • Физические симптомы страдания.
  • Повышенная необходимость говорить об ушедшем человеке.
  • Сильное желание уединиться.
  • Либо наоборот погружение в постоянные встречи.
  • Трудоголизм как защитный механизм, помогающий убежать от чувств.
  • Неспособность работать.
  • И т.д.

Спектр переживаемых в это время эмоций также достаточно широк. Человек остро переживает утрату и плохо контролирует себя. Однако какими непереносимыми ни были бы чувства вины, ощущения несправедливости и невозможности дальнейшего существования — всё это естественный процесс переживания утраты. Когда злость находит свой выход и интенсивность эмоций снижается, наступает следующая стадия.

Стадия депрессии (страдания, дезорганизации).

Это время тоски, одиночества, ухода в себя и глубокого погружения в правду потери. Именно на эту стадию приходится большая часть работы горя, потому что человек имеет возможность сквозь депрессию и боль искать смысл произошедшего. Есть возможность остановиться, погрузиться в себя и переосмыслить ценность собственной жизни. Постепенно отпускать отношения с ушедшим, прощая его/её и себя.

Это период наибольших страданий, острой душевной боли. Появляется множество тяжёлых, иногда странных и пугающих чувств и мыслей. Это ощущения пустоты и бессмысленности, отчаяние, чувство брошенности, одиночества, злость, вина, страх и тревога, беспомощность. Типичны необыкновенная поглощенность образом ушедшего и его/её идеализация — подчёркивание необычайных достоинств, избегание воспоминаний о плохих чертах и поступках.

Память как нарочно прячет все неприятные моменты отношений, воспроизводя лишь самые замечательные, идеализируя ушедшего. Этот процесс усиливает болезненные переживания. Часто люди вдруг начинают думать, как на самом деле они были счастливы и насколько не ценили этого.

Горе накладывает отпечаток и на отношения с окружающими. Здесь может наблюдаться утрата теплоты, раздражительность, желание уединиться.

Изменяется повседневная деятельность. Человеку трудно бывает сконцентрироваться на том, что он делает, трудно довести дело до конца, а сложно организованная деятельность может на какое-то время стать и вовсе недоступной. Порой возникает бессознательное отождествление с ушедшим, проявляющееся в невольном подражании его походке, жестам, мимике.

В фазе острого горя, скорбящий обнаруживает, что тысячи и тысячи мелочей связаны в его жизни с человеком, который покинул его/её жизнь. «Он/она купил эту книгу», «ему/ей нравился этот вид из окна», «мы вместе смотрели этот фильм». Каждая из этих деталей увлекает сознание в «там-и-тогда», в глубину потока минувшего, и приходится пройти через боль, чтобы вернуться на поверхность.

Это чрезвычайно важный момент в продуктивном переживании горя. Наше восприятие другого человека, в особенности близкого, с которым нас соединяли многие жизненные связи, его/её образ, пропитано незавершёнными совместными делами, нереализованными замыслами, непрощёнными обидами, невыполненными обещаниями. В работе с этими связующими ниточками и заложен смысл работы горя по перестройке отношения к ушедшему.

Как это ни парадоксально, боль вызывается самим горюющим.

Феноменологически в приступе острого горя не человек уходит от нас, а мы сами уходим от него, отрываемся от него или отталкиваем его от себя. И вот этот, своими руками производимый отрыв, этот собственный уход, это изгнание любимого: «Уходи, я хочу избавиться от тебя…» — и наблюдение за тем, как его образ действительно отдаляется, претворяется, и исчезает, и вызывают, собственно, душевную боль.

Боль острого горя — это боль не только распада, разрушения и отмирания, но и боль рождения нового. Бывшее раздвоенным бытие соединяется здесь памятью, восстанавливается связь времён, и постепенно исчезает боль.

Предыдущие стадии были связаны с сопротивлением, а сопутствующие им эмоции носили, в основном, разрушительный характер. Следующие стадии выглядят по-другому.

Стадия принятия произошедшего.

В литературных источниках (см. Дж. Тейтельбаум и Ф. Василюк) эту стадию подразделяют на две:

  1. Стадия остаточных толчков и реорганизации.

На этой фазе жизнь входит в свою колею, восстанавливаются сон, аппетит, профессиональная деятельность, ушедший перестаёт быть главным средоточением жизни.

Переживание горя теперь протекает в виде сначала частых, а потом всё более редких отдельных толчков, какие бывают после основного землетрясения. Такие остаточные приступы горя могут быть столь же острыми, как и в предыдущей фазе, а на фоне нормального существования субъективно восприниматься как ещё более острые. Поводом для них чаще него служат какие-то даты, традиционные события. «Новый год впервые без него/неё», «весна впервые без него/неё», «день рождения» или события повседневной жизни. «Обидели, некому пожаловаться», «на его/её имя пришло письмо».

Эта стадия, как правило, длится в течение года. За это время происходят практически все обычные жизненные события и в дальнейшем начинают повторяться. Годовщина расставания является последней датой в этом ряду. Может быть, именно поэтому большинство культур и религий отводят на любое расставание один год.

За этот период утрата постепенно выходит из жизни. Человеку приходится решать множество новых задач, связанных с материальными и социальными изменениями, и эти практические задачи переплетаются с самим переживанием. В этот период люди очень часто сверяют свои поступки с нравственными нормами ушедшего, с его/её ожиданиями, с тем, «что бы он/она сказал». Но постепенно появляется всё больше воспоминаний, освобождённых от боли, чувства вины, обиды и оставленности.

  1. Стадия «завершения».

Описываемое нами нормальное переживание горя приблизительно через год вступает в свою последнюю фазу. Продолжительность реакции горя, очевидно, определяется тем, насколько успешно человек осуществляет работу горя, то есть выходит из состояния крайней зависимости от ушедшего, вновь приспосабливается к окружающему, в котором потерянного лица больше нет, и формирует новые отношения.

Уход человека, который вызывал сильную враждебность, особенно враждебность, не находившую себе выхода, может вызывать сильную реакцию горя, в которой враждебные импульсы наиболее заметны. Это происходит, например, после отношений, в которых люди не могли по тем или иным причинам открыто выражать свои обиды и претензии друг другу.

Не редко, если уходит человек, игравший ключевую роль в некоторой социальной системе (в семье мужчина выполнял роли отца, кормильца, мужа, друга, защитника и др.), тогда его уход ведёт к дезинтеграции этой системы и к резким изменениям в жизни и социальном положении её членов. В этих случаях приспособление представляет собой очень трудную задачу.

Одним из самых больших препятствий при нормальной работе горя является часто неосознанное стремление горюющих избежать сильного страдания, связанного с переживанием горя, и уклониться от выражения эмоций, с ним связанных. В этих случаях происходит «застревание» на каком-либо из этапов, и возможно появление болезненных реакций горя.

Болезненные реакции горя

Болезненные реакции горя являются искажениями процесса «нормального» горевания.

Отсрочка реакции

Если тяжёлая утрата застаёт человека во время решения каких-то очень важных проблем, или, если это необходимо для моральной поддержки других, он может почти или совсем не обнаружить своего горя в течение недели и даже значительно дольше. В крайних случаях эта отсрочка может длиться годы, о чём свидетельствуют случаи, когда людей, недавно перенёсших тяжёлую утрату, охватывает горе о людях, умерших или ушедших много лет назад.

Искажённые реакции

Могут проявляться как поверхностные проявления неразрешившейся реакции горя. Выделяются следующие виды таких реакций:

  1. Повышенная активность без чувства утраты, а скорее, с ощущением хорошего самочувствия и вкуса к жизни. Человек себя ведёт так, как будто ничего не произошло. Может проявляться в склонности к занятиям, близким к тому, чем в своё время занимался ушедший.
  2. Появление у горюющего симптомов последнего заболевания ушедшего.
  3. Психосоматические состояния, к которым относятся в первую очередь язвенные колиты, ревматические артриты и астма.
  4. Социальная изоляция, патологическое избегание общения с друзьями и родственниками.
  5. Яростная враждебность против определённых лиц. При резком выражении своих чувств, почти никогда не предпринимается никаких действий против обвиняемых.
  6. Скрытая враждебность. Чувства становятся как бы «одеревеневшими», а поведение формальным.

Из дневника: «…Я выполняю все мои социальные функции, но это похоже на игру: реально это меня не затрагивает. Я не способна испытать никакого тёплого чувства. Если бы у меня и были какие-нибудь чувства, то это была бы злость на всех».

  1. Утрата форм социальной активности. Человек не может решиться на какую-нибудь деятельность. Отсутствуют решительность и инициатива. Делаются только обычные повседневные дела, причём выполняются шаблонно и буквально по шагам, каждый из которых требует от человека больших усилий и лишён для него какого бы то ни было интереса.
  2. Социальная активность в ущерб собственному экономическому и социальному положению. Такие люди с неуместной щедростью раздаривают своё имущество, легко пускаются в финансовые авантюры и оказываются в результате без семьи, друзей, социального статуса или денег. Это растянутое самонаказание не связано с осознанным чувством вины.
  3. Ажитированная депрессия с напряжением, возбуждением, бессонницей, с чувством малоценности, жёсткими самообвинениями и явной потребностью в наказании. Люди в этом состоянии могут совершать попытки самоубийства.

Вышеописанные болезненные реакции являются крайним выражением или искажением нормальных реакций.

Перетекая друг в друга по нарастающей, эти искажённые реакции существенно затягивают и отягощают горевание и последующее «выздоровление» горюющего. При адекватном и своевременном вмешательстве они поддаются коррекции и могут трансформироваться в нормальные реакции, а затем найти своё разрешение.

Задачи работы горя

Проходя по определённым стадиям переживания, горевание выполняет ряд задач (по Г. Уайтеду):

  1. Принять реальность потери, причём не только разумом, но и чувствами.
  2. Пережить боль потери. Боль высвобождается только через боль. Это значит, что непережитая боль потери рано или поздно всё равно проявится в каких-либо симптомах, в частности в психосоматических.
  3. Создать новую идентичность, то есть найти своё место в мире, в котором уже есть потери.
  4. Перенести энергию с потери на другие аспекты жизни. Во время горевания человек поглощён ушедшим. Ему кажется, что забыть о нём/ней или перестать скорбеть равносильно предательству. На самом деле возможность отпустить своё горе дарует человеку чувство обновления, духовного преображения, переживание связи с собственной жизнью.

Человек должен принять боль утраты. Он должен пересмотреть свои взаимоотношения с ушедшим и признать изменения своих собственных эмоциональных реакций.

Его боязнь сойти с ума, его страх перед неожиданными изменениями своих чувств, особенно появление резко возросшего чувства враждебности, всё это должно быть переработано. Он должен найти приемлемую форму своего дальнейшего отношения к ушедшему. Он должен выразить своё чувство вины и найти вокруг себя людей, с которых он мог бы брать пример в своём поведении.

Жизнь после потери

Эмоциональный опыт человека изменяется и обогащается в ходе развития личности в результате переживания кризисных жизненных периодов, сопереживания душевным состояниям других людей.

Человек приходит к пониманию, что с уходом близкого собственная жизнь не полностью потеряла смысл. Она продолжает иметь свою ценность и остаётся такой же значимой и важной, несмотря на потерю. Человек может простить себя, отпустить обиду, принять ответственность за свою жизнь, мужество за её продолжение — происходит возвращение себе себя самого.

Даже самая тяжёлая потеря содержит в себе возможность. Принимая существование потери, страдания, горя в своей жизни, люди становятся способными более полно ощутить себя как неотъемлемую часть вселенной, более полно прожить свою собственную жизнь.

Стадии переживания расставания, как люди переживают расставание

Пережить разрыв отношений сложно. Сложно не только осознать и принять тот факт, что Вы уже не вместе с Вашим любимым человеком, но и невыносимо трудно справиться с болью от разрыва отношений.

Но расставание это процесс. И как у всякого процесса у расставания есть стадии, через которые проходит человек. Есть такое распространённое выражение: «время лечит«. Но лечит не время, а более-менее правильное прохождение через все необходимые стадии проживания расставания. В случае нормального проживания всех стадий, человек через какое-то время вновь приходит в себя и возвращается к жизни. Если же происходит фиксация на какой-то стадии или стадия была прожита неправильно, то мучиться можно долго. В этой статье я опишу все 6 стадий переживания расставания, которые помогут Вам понять, как люди переживают расставание и разрыв отношений.

Сначала приведём все стадии списком, чтобы Вам было легче в них ориентироваться.

  1. Стадия отрицания: избегание, страх, онемение, обвинение, непонимание;
  2. Стадия выражения чувств: раздражённость, злоба, беспокойство, позор, стыд;
  3. Стадия депрессии и отчуждения: неэнергичность, бессмыслица, беспомощность, перенапряженность;
  4. Стадия диалога и торга: общение, желание поделиться, попытка найти объяснение происшедшему;
  5. Стадия признания поражения: поиск новых идей, создание нового плана;
  6. Стадия возврата к жизни: самооценка, значимость, безопасность, полномочие.

А теперь более подробно опишем каждую стадию и дадим упражнения для анализа и осознания нашего поведения на каждой из этих стадий.

  • 1. Стадия отрицания

    Стадия отрицания характеризуется такими чувствами, мыслями и ощущениями как: избегание, страх, онемение, обвинение, непонимание. Отрицание это «крик души» — «нееет»! В этом «нет» раскрывается самая старая и привычная защита психики — отрицание. Её смысл в том, чтобы справиться со сложно переносимой болью утраты любимого и важного человека, а также с потерей целостности своей личности. Эту стадию можно сравнить с потерей какой-либо частью своего тела. А отрицание действует на психику как обезболивающее посредством убеждения «этого нет, этого не произошло».

    У отрицания есть несколько вариантов:

    Мы можем отрицать саму утрату: иногда это происходит в форме — мы по-прежнему встречаемся, просто решили видеться реже, а иногда (в патологических случаях) — полное отрицание разрыва отношений.

    Мы можем отрицать необратимость утраты: например, нет, он (она) все ещё со мной, просто мы решили взять перерыв в отношениях, чтобы улучшить их, разобраться в своих чувствах и снова быть вместе.

    Мы можем отрицать того, что утрата произошла с нами: наиболее распространённая форма этого вида отрицания расставания — «я не верю, что это произошло со мной»

    Мы можем обесценить значимость утраты: например, мы шли к этому уже давно (причём, в отличие от действительного принятия факта, это говориться только в качестве слабого утешения себя)

  • 2. Стадия выражения чувств

    Стадия выражения чувств характеризуется раздражённостью, злобой, беспокойством, позором, стыдом. На этой стадии, которая наступает после первой, человек, как правило, уже начинающий ощущать реальность происходящего переживает и проживает все возможные негативные чувства. Причём, эти негативные чувства могут быть направлены как на ушедшего человека, так и на самого себя.

  • 3. Стадия депрессии после расставания Стадия депрессии и отчуждения характеризуется неэнергичностью, бессмыслицей, беспомощностью, перенапряженностью. Эта стадия наступает вследствие того, что на предыдущей стадии наша психика в качестве защиты, как правило, выбирает отказ от проживаемых чувств, то есть вытеснение их. Причём, на смену им ничего не приходит. Депрессия это пустота внутри, отстранение от боли расставания. Именно отстранение от своей боли и вызывает депрессию. Именно на этой стадии час

5 стадий расставания у женщин: этапы принятия неизбежного

Здравствуйте, девушки. Разберемся, как происходят стадии расставания у женщин и мужчин. Рассмотрим 5 основных вариантов. Думаю, практически каждая девушка проходила через расставание. Для одной оно возникает случайно, а у другой все к этому долго шло, и она понимала, что отношения подходят к концу.

Расставание – всегда неприятное обстоятельство. В особенности, когда оно приходится на разлуку с нашими любимыми и близкими людьми. Иногда даже сложно поверить в случившееся и не знаешь, что делать дальше. Девчонки, помните, все временно и это переживем.

Психология указывает, что завершение отношений именуется расставанием. Еще в 1969 году известный психиатр Кюблер-Росс создал систему: «5 стадий утраты». Данная система показывает, что нужно будет пройти в момент расставания, перед тем, как девушка будет готова к новым отношениям.

5 стадий утраты

Стадия 1: отрицание

В этот момент девушка находится в шокирующем состоянии, не осознавая, что происходит. Первое время сложно смириться с произошедшим. Вы вроде и понимаете, что произошло, но ваше сердце отказывается верить.

Стадия 2: выражение чувств

Когда осознание произошедшего все-таки пришло, нами овладевает злость. В этот момент мы охвачены болью, разочарованием, обидой. Наша агрессия может проявляться открыто, выражая все эмоции, а может быть скрытой, когда мы пытаемся ее подавить и испытываем внутреннее недомогание.

Самое главное, не обвинять себя в случившемся и не подавлять злость. Иначе она будет только скапливаться внутри вас, что неблагоприятно скажется на вашем общении с окружающими людьми. Вы не сможете отпустить ситуацию. Поэтому необходимо выплеснуть весь негатив наружу, только после этого вы исцеляетесь.

Стадия 3: размышления

На этой стадии мы испытываем недомогание из-за того, что думаем. Начинаем изначально думать о возможностях вернуть былое и тешим себя этими мыслями. В этот момент мы страшимся неизведанного будущего, но и жить прошлым уже не в состоянии.

Для начала новой жизни нужно полностью завершить со старой.

Стадия 4: депрессия

Данный этап наступает, когда мы уже не пытаемся отрицать случившееся и полностью понимаем бессмысленность поиска виновных. Девушка уже понимает, что ничего не изменить, сделанного не воротишь. Сейчас мы находимся в печали из-за утраты близкого человека, скучаем по нему. В этот момент мы не знаем, как жить дальше.

Если данная стадия у вас затянулась, вы можете найти решение, благодаря этой статье.

Стадия 5: принятие

Мы смирились с произошедшим. Свыклись, что это было неизбежно. Теперь мы ищем новый смысл жизни. Безусловно, полностью избавиться от воспоминаний не получается, но мы научились с этим жить. Мы набрались опыта и готовы пойти дальше, уже избегая подобных моментов. Наша жизнь наполняется новыми людьми, эмоциями и красками.

Длительность расставания

Этапы расставания могут длиться от пары дней до месяцев. Возможно, у кого-то тяжелая ситуация и эти переживания ему даются нелегко. Тогда данный период может продлиться несколько лет. Для каждого человека и ситуации все будет индивидуально.

Чтобы пережить все стадии после расставания, у девушек должны быть крепкие нервы и/или очень заботливые близкие люди. Женщины по-разному переносят этот непростой период, но для каждой у нас есть несколько советов. Соблюдение их поможет лучше чувствовать себя после разрыва с любимым.

Отпустить партнёра

После разлуки необходимо не обманывать себя и дать понять, что отношения закончены. Сделав это, человек не будет постоянно вспоминать о прошлом и пытаться вернуть вторую половинку. Если часто думать о мужчине, его и своих поступках, ситуация только усугубится. Женщина будет накручивать себя и может замкнуться окончательно. А это часто ведёт к психическим нарушениям. Чтобы не допустить такого, необходимо понять, что вы не сможете вернуть бывшего партнёра, и попытаться забыть о нём. Конечно, первое время это будет сделать трудно, но придётся постараться.

Если вам трудно отпустить любимого, сделайте так, чтобы не напоминать себе о нём лишний раз. Уберите из квартиры все вещи, связанные с ним: подарки, совместные фотографии. Не пересекайтесь на встречах общих друзей.

Любить себя

После расставания женщины могут комплексовать по поводу своей внешности и внутреннего состояния. Многие чувствуют неуверенность и думают, что никто больше не захочет знакомиться и встречаться с ними. Чтобы этого не происходило, нужно вспомнить все свои хорошие черты, достоинства, понять, что вы не так плохи, как думаете о себе в данный момент. Нельзя переставать следить за собой, необходимо:

  • заниматься фигурой – записаться на занятия по танцам, купить абонемент в спортивный зал, заниматься дома или во дворе;
  • бережно относиться к своему здоровью – не игнорировать возможные симптомы каких-либо болезней, вовремя посещать врачей;
  • стараться придерживаться правильной диеты – не стоит отказываться от всего сладкого, жирного и мало есть. Нужно пересмотреть свой рацион, добавить туда больше полезных продуктов и попытаться есть меньше вредной пищи. В состоянии депрессии девушки редко готовят себе сами, а едят готовую покупную еду, не всегда полезную. Делайте для себя любимой вкусные блюда и красиво их оформляйте;
  • не забывайте про гардероб – порадуйте себя новой вещицей: сумочкой или обувью. Отправьтесь по магазинам и обновите часть вещей.

Кроме того, не игнорируйте свои достижения, хвалите себя, если знаете, что сделали что-то достойное.

Многие после расставания меняют имидж: причёску, стиль одежды, даже учатся делать другой макияж. Это помогает отвлечься от проблем, посмотреть на себя с другой стороны и стать увереннее.

Не оставаться в одиночестве

После разрыва важно не замыкаться в себе, чтобы навязчивые мысли не преследовали вас. Не избегайте общения с родственниками, коллегами, встретьтесь со старыми друзьями. Чаще девушек пугает, что все захотят обсудить расставание, но это не так. Близкие люди и хорошие знакомые не станут расспрашивать вас. А если среди них есть те, кто интересуются чужой жизнью, намекните им сразу, что выбрали много других интересных тем для разговора. Когда вам всё-таки хочется поделиться своими переживаниями, выбирайте только тех, кому вы можете спокойно всё рассказать и быть уверенной в том, что вас поддержат, а свежие новости не разлетятся по знакомым.

Если среди родных нет человека, с которым вы бы могли обсудить проблему, запишитесь на сеанс к психологу. Для того, чтобы описать свои чувства, достаточно будет одного посещения.

Отметить для себя положительные моменты в расставании

После прохождения всех стадий расставания у женщин часто меняется взгляд на жизнь и на прошлые отношения. На первый взгляд, кажется, что невозможно найти что-то хорошее в том, что любимый человек ушёл от вас. Но подумайте о том, что могло бы произойти, если бы он не решил сделать это сейчас. Обманывал? Говорил вам, что любит, когда это не так? Это уже нельзя называть любовью. Поэтому нужно понять, что если мужчина решил уйти, значит, у него действительно были причины. И хорошо, что он сделал это в данный момент. Часто всего на смену плохим событиям приходят хорошие. И если вы расстались с этим парнем, то потом познакомитесь с тем, кто будет лучше его.

Кроме того, можно вспомнить, что вам не нравилось в отношениях с парнем. Возможно, вы найдёте немало отрицательных моментов, от которых избавились после разлуки. Теперь у вас точно есть больше свободного времени на личные увлечения, работу, встречи с друзьями и родственниками. Если бывший парень просил вас не делать что-то, что вам нравится, то теперь всё только в вашей власти.

Выводы

Мы описали пять общепринятых стадий разрыва отношений у женщин. Как и почему они происходят, на что важно обратить внимание. Помимо этого, дали некоторые советы по тому, как вести себя после разлуки, чтобы она прошла менее болезненно. Этапы расставания у женщин после долгих отношений и мимолётных могут отличаться, быть не такими выраженными. Протяжённость каких-то из них может быть больше или меньше. Но общая картина примерно одинакова. Зная её, вы сумеете контролировать своё поведение, обращая внимание на важные моменты.

Пережить расставание — Круглосуточная психологическая помощь онлайн «Точка опоры»

Поговорим о той ситуации, когда возвращать что-то уже поздно — решения приняты, он/она больше так не хочет, да и вы, возможно, так больше не можете. Любимый человек уходит, и вы понимаете, что другого выхода, кроме как пытаться пережить расставание, у вас нет.

И неважно, что случилось — кто-то полюбил кого-то другого, вас просто разлюбили, а может быть, измучили вас подозрениями или ревностью или осознали, что вся ваша история была ошибкой. Главное — уже ничего не вернуть, а вы — та сторона, которая до последнего надеялась на лучшее, и потому вам тяжелее пережить его. И встает единственный вопрос: как пережить расставание?

Навигация по статье «Пережить расставание»

Стадия 1. Дайте себе волю

Это не означает рыдать на людях, как раз на людях надо держать лицо. А вот дома, особенно если никого кроме вас там нет — надо позволить себе сделать обратное. Бейте тарелки, громко кричите в ванной, ругайтесь самыми страшными словами какие хотите употребить.

Годится все, что поможет избавиться от боли и выплеснуть агрессию, но при этом безопасно для вас и для соседей. Также не стоит сбрасывать со счетов любимый народный способ — разговоры на кухне. Если вы делаете хоть что-то из перечисленного — с вами все в порядке и процесс идет своим чередом, а вот если вы сидите в одиночестве с пустым взглядом, то это скорее тревожный симптом.

К сожалению, такой ступор сразу после расставания означает, что вы подавили, блокировали свои болезненные эмоции. А, следовательно, они рискуют найти себе приют в ваших внутренних органах, и вместо переживаний внешних, вы будете «переживать» соматически, то есть болезнями.

Может, конечно, лежать на больничной койке — более благородно и эстетично, однако в итоге куда более опасно для здоровья. Которое вам может еще понадобиться в будущем.

Стадия 2. Используйте энергию перепадов

На второй стадии переживания расставания с любимым человеком наступает состояние, которое больше всего напоминает качели. Острая боль первой стадии вдруг резко сменяется эйфорией и наоборот. Например, от очень страшного «как же я теперь без него/нее, рухнули все надежды» вас вдруг швырнет в состояние «боже мой, да что это я? Да я же теперь могу выбрать себе лучшего/лучшую в мире!»

Список у каждого свой — выбрать лучшего, наконец вволю наболтаться с подругами или закатиться с друзьями на рыбалку, наплевать на уборку или готовку, сделать что-то, что при вашем совместном пути было проблематично, отдаться какому-то хобби.

Иногда на этой стадии возникает и «напиться вдрызг» и «переспать с кем попало». Не скажу, что я за, однако именно на этой стадии почти бесполезно пытаться себя каким-то образом дисциплинировать. Главная ваша задача — извлечь из этой стадии пользу. Как?

Ева, 34 года, расставшись с женатым мужчиной который пять лет стоял на грани развода, но так на этой грани и остался, приняв решение вернуться в семью окончательно, в тот период испытала желание наконец потратить время на друзей… которых не стало, благодаря присутствию женатого друга.

В те самые моменты эйфории и просветления, она хватала записную книжку, и одержимая желанием «наконец дружить» звонила, болтала, назначала встречи. И даже если к назначенной встрече она уже попадала обратно в петлю тоски, все же, ее уже обязывало то, что ее ждали. И она шла. Это возобновление общения продержало ее на плаву следующие несколько месяцев. Сама того не ведая, Ева создавала себе в мире «крючки», которые с тем или иным успехом помогали пережить «откаты» в тоску. А время шло и лечило.

Отдельно мне хочется вспомнить распространенный народный способ «клин клином». Именно на второй стадии эта потребность и возникает. Оценивать его эффективность — занятие неблагодарное, потому что исход ситуации всегда зависит от степени осознанности каждого из партнеров, от способности прощать свои обиды, от того, как быстро у того, кто пошел искать в новый союз утешения, заживут раны.

Бытует мнение, что из таких союзов ничего хорошего не возникает, и их лучше оставлять на стадии «провели время и забыли», не развивать. Однако, не раз мне доводилось сталкиваться с историями, в которых именно из таких союзов возникали серьезные партнерства.

Вдумайтесь в само выражение: «клин клином». То есть, в предыдущих отношениях кого-то «заклинило», степень концентрации на партнере, накал страстей был, возможно, патологическим, мешающим отношениям развиваться. В новом союзе, «вышибающем» старый, партнер подбирается по компенсаторному принципу. Если прежний партнер был, скажем, чересчур эмоциональным, то выбирается наоборот — более разумный и спокойный партнер. Если партнер был, допустим, с богатым прошлым опытом, выбирается с минимальным и т.д. Конечно, от своих базовых ориентиров человек не сможет уйти, и наверное предъявит все те же требования к представлениям об отношениях, интеллектуальном уровне и даже внешности. Но масса всего будет в новом союзе пересмотрена. И не факт что в худшую сторону. Порой получается, что выбирая партнера именно по компенсаторному принципу, человек сам себя автоматически страхует от повторения прежнего сценария отношений.

А если это еще осознано и проработано внутри себя, то такая «работа над ошибками» может порой оказаться даже эффективней, чем сидеть в одиночестве. Переживая расставание в партнером и выбирая сценарий «клин клином» стоит всегда отдавать себе отчет лишь в одном: ваш потенциальный партнер не виноват в том, что вас бросили и от вас отказались, а потому он не может стать виноватым, а следовательно наказанным за ваши же собственные ошибки в предыдущих отношениях.

И, если жажда мести слишком сильна — то лучше вам и вправду посидеть в одиночку и при случае поговорить со специалистом о способах преодоления жажды мести. И помните, что если вы все же решились на новые отношения относительно быстро, две следующие стадии партнер будет уже рядом с вами, а это означает, что думать придется не только о себе.

Стадия 3. Усталость

Очень часто на этой стадии переживания расставания человека начинают преследовать мысли и эмоции, никак, казалось бы, не относящиеся к произошедшему расставанию. Например, хроническая паника по поводу якобы не выключенного утюга.

Или не так сделанной работы, страх нареканий от начальства. Иногда бывает что «все валится из рук» и даже одежда сидит не так. Это начинают «сдавать» сильно потрепанные на первых двух стадиях нервы. Как правило, подключаются и соматические заболевания — начнет болеть и кружиться голова, скакать давление, а то и всплывут какие-то давно забытые хронические проблемы.

Вообще именно на этой стадии целесообразно обратиться к специалисту-психологу, а если дело зашло очень далеко — то и к врачу. В любом случае это период, когда вам стоит всерьез заняться своим состоянием. Хотя бы подкормить организм витаминами, наладить занятия в спортклубе, последить за тем, что вы едите и пьете. Именно в этот период стоит взять на вооружение любую духовную практику из тех, что для вас приемлемы — еженедельное присутствие на службах в храме и вечернюю молитву, медитацию, групповые занятия йогой, другими энергетическими практикам.

Физическое и душевное должны в этот момент должны быть устремлены к одной цели — спокойствию, добиваться которого ранее было бы бессмысленно. Это именно та стадия, когда «отбушевав», вы должны начать приучать себя к дисциплине — именно она и позволит вам преодолеть следующую, самую коварную стадию:

Стадия 4. Депрессия

В данном случае я употребляю слово «депрессия» не в значении клинического диагноза, а в значении слабо контролируемой подавленности разной степени тяжести. И на этой стадии важно одно: не сломаться. Не потерять всего того, через что вы успешно (надеюсь) прошли на предыдущих стадиях. Если вы смогли пройти их правильно, то у вас теперь есть какой-то круг друзей, который вы набрали в первых стадиях, у вас есть ритм жизни и дисциплина, а возможно, вы даже смогли начать в первом приближении налаживать личные отношения, а также приучили себя заботиться о себе и уже давно выплеснули самые острые эмоции.

Что дальше? А дальше надо научиться извлекать удовольствия из мелочей. Эта стадия переживания расставания с любимым человеком характерна потерей смысла. «Ну занимаюсь я своим здоровьем, а зачем? Ну общаюсь с друзьями — и что?» Ничего. Приучите себя к мысли, что какое-то время будет это самое «ничего» и это не повод ничего менять в устоявшемся порядке.

Галина, 42 года. Когда ее бросил любимый, через какое-то время проснулась давняя мечта — научиться танцевать фламенко. И она пошла в клуб. Временами ходить не хотелось, а временами душа просто пела от радости.

Но наступил момент, когда все стало казаться бессмысленным, и попытки вылезти из ситуации тоже. На сессиях она говорила, что с ее стороны это просто показуха, что она никому ничего не докажет, что не может ни от чего получить удовольствие.

Однако, мы выработали правило: «какое-то время не требовать от себя ни радости, ни удовольствия, просто делать». Оказалось, что сложнее всего Галине примириться с мыслью именно о том, что она «не такая как раньше», но как только нам удалось снизить ее требования к себе — «быть стойкой, быть веселой, быть оптимистичной», то оказалось, что жить без смысла и просто делать — не так уж страшно.

А потом оказалось, что это даже становится приятным, потому что можно наслаждаться бессмысленными шитьем нарядов, музыкой, туфлями на каблуках, бессмысленными прогулками по городу, бессмысленным изготовлением домашних безделушек… И никуда не бежать, и никуда не стремиться.

Эта стадия переживания расставания при правильном подходе изживает сама себя, потому что на ней уже становится даже лень прокручивать в голове бесконечные обвинительные речи в адрес обидчика и строить планы мести.

Эффект слежки и демонстрации при переживании расставания

Об этом тоже стоит поговорить отдельно. Очень часто у многих, переживающих расставание, возникает желание последить за жизнью другого, что сейчас, при распространенности интернета и различных социальных сетей не такое уж сложное дело.

Если вы — оставленная сторона, то задумайтесь, зачем вы это делаете? Каких эмоций ждете? Если ищете подтверждения того, что вашему партнеру не слишком хорошо живется, то значит, все еще хотите доказать себе и миру, что партнер был неправ, порвав с вами отношения.

А за этим стоит желание подтвердить свою ценность и значимость. Из чего можно сделать прямой вывод о том, что сами себя вы ни ценным, ни значимым не чувствуете. У чувства собственной ущербности есть и другая сторона: чувство собственной исключительности и важности, желание превосходства над другими мужчинами/женщинами в жизни вашего партнера.

Но ведь не исключено, что по тем или иным причинам партнер захотел стать счастливым без вас, и, натыкаясь на свидетельства его вполне нормальной жизни, вы только умножаете свою боль. Стоит лучше разобраться с истоками этой внутренней неполноценности. И додать прежде всего самому себе то, что вы недодали, а именно — уважение, заботу, признание. Никто не решит эту проблему за вас, какие бы вам не пели дифирамбы друзья и близкие. Только сами вы можете решить для себя — важный вы человек в своей жизни, или нет.

Случается и так, что ушедшая сторона следит за оставленным. Как правило, это реализация мести, желание насладиться чужой болью. И за этим тоже стоит отсутствие согласия с самим собой: если вы были уверены в правильности шага, то какая вам разница, как живет оставленный вами человек?

А уж если вы злитесь на то, что он не собирается умирать, то значит, вы сомневались в правильности шага. Поговорите с собой — может быть, уйти вас заставило вовсе не желание действительно разорвать отношения, а какие-то еще страхи, возможно, вы пошли на этот шаг только потому, что боялись, что бросят вас? Это тоже тема для серьезного разговора с собой: вы рискуете повторить этот же сценарий в других отношениях и еще раз потерять близкого человека по своей вине. А вина перед самим собой будет все углубляться и усугублять и без того угнетенное состояние.

Откровенная демонстрация своего счастья оставленной стороне — тоже признак нерешенности ряда внутренних вопросов. За что вы мстите человеку? Обида — вещь, которую лучше изживать на ранних стадиях, потому что позже она может найти приют куда глубже, чем просто в эмоциях и переродиться в соматические заболевания.

А если демонстрируете стороне ушедшей, то, конечно же, доказываете, что партнер был неправ, и выше уже написано о том, что надо искать в себе. Очень часто такие «игры» продолжаются едва ли не годами — каждый знает, что за ним следят и каждый старается что-то продемонстрировать, а то и откровенно сделать больно партнеру. Но всегда ли вы понимаете, что реально стоит за действиями партнера?

Иван, 33 года, расстался с любимой женщиной по ее инициативе. Расставание переживал тяжело, но будучи человеком сдержанным, мало с кем делился. Ко мне он пришел буквально сразу, через неделю после разрыва. Мы не вырабатывали с ним конкретной поведенческой стратегии, работали с эмоциями, но через 3 месяца его познакомили с девушкой, с которой завязались отношения.

Он не строил больших планов, считал, что ему рано думать о серьезных отношениях, пока он не пережил до конца разрыв. Они стали просто встречаться. Прошло полгода, отношения развивались и укреплялись. Потихоньку Иван погрузился в новую жизнь, стараясь вовремя прорабатывать всплывающие болезненные эмоции о прошлом.

А еще через какое-то время обнаружил за собой слежку, за которой последовала попытка его бывшей подруги облить его грязью на широкую аудиторию. И, что самое интересное, он был искренне удивлен этим фактом, потому что был уверен, что она просто забыла все как страшный сон, ведь она часто давала ему понять, что не дорожит их отношениями и во многом они ее не устраивают.

И он поверил. Верил и дальше, полагая, что, наверное, она живет куда счастливее, чем с ним. И старался не копить обид. И даже не думал, что она захочет его искать в сети. Мне он прокомментировал это так: «наверное, она так никогда и не смогла сказать мне правду о том, что я был ей дорог, и что она любила меня, а сейчас поняла, что это слишком поздно».

Наверное, в конце этой статьи я дам один только совет:

Не врите своим близким. Не стесняйтесь признаваться в своих чувствах. Ведь потом и правда может быть уже поздно, и между вами останется одна агрессия и боль.

А быть может, если бы вы доверились человеку вовремя, расставания и вовсе не случилось бы. И как бы ни было сейчас больно, удовольствие и радость обязательно вернутся. Потому что самое темное время суток бывает именно перед рассветом.

Если у Вас возникли вопросы по статье

«Пережить расставание»

Вы можете задать их нашим онлайн психологам:

Если Вы по каким-либо причинам не смогли задать вопрос психологу онлайн, то оставьте свое сообщение здесь (как только на линии появится первый свободный психолог-консультант — с Вами сразу же свяжутся по указанному e-mail), либо на форуме.

Копирование материалов сайта без ссылки на источник и указания авторства – запрещено!

«Пережить расставание»

Стадии переживания при разрыве отношений. Трансформация — Женский проект Вероники Хацкевич

Эта статья вам в помощь, если вы не хотите чтобы остались рубцы в душе и на сердце, и в следующих отношениях старая рана не давала о себе знать. Когда происходит разрыв отношений, психологи выделяют 6 стадий переживания. И если вы не обращаетесь к специалисту за помощью, то я рекомендую проживать каждую стадию с просмотром определенного фильма. И так.

Первая стадия. Стадия отрицания: когда вы испытываете страх, онемение, обвинение и непонимание. Отрицание это «крик души» — «нееет»! Это включаются наши защитные функции психики, чтобы справиться со сложными чувствами утраты. Здесь Вам в помощь фильм « Дикая». Подключитесь всеми фибрами души к героине этого фильма и идите вместе с ней в ее чувства. Это поможет вам немного отойти от первоначальных тяжелых чувств после первых дней расставания.

Вторая стадия. Стадия выражения чувств: раздражённость, злоба, беспокойство, позор и стыд. Самая неприятная стадия. Вы злитесь на него, потом на себя и так до следующей стадии. Фильм «Ешь, молись, люби» с Джулией Робертс. Представляйте, что героиня фильма это Вы и проживайте вместе с ней, то, что она проживает в своей истории в фильме.

Третья стадия расставания. Стадия депрессии и отчуждения: неэнергичность, бессмыслица, беспомощность и перенапряженность. Так как вы много злились в прошлой стадии, здесь наступает пустота. И как только вы почувствовали наступление депрессии немедленно смотрите фильм «Джой». Как вы заметили, я все время предлагаю вам подключиться к чувствам героини. Дело в том, что наш мозг не понимает, что героиня фильма это не вы, он точно также сопереживает вместе с вами все чувства, что и главная героиня. За это отвечают наши зеркальные нейроны.

Следующая стадия четвертая. Стадия диалога и торга: общение, желание поделиться, попытка найти объяснение происшедшему. Тогда смотрите фильм «Разрисованная вуаль». Этот фильм повысит ваши стандарты о человеческих взаимоотношениях.

Следующая стадия. Пятая. И если вы почувствовали, что вы признали свое поражение и у вас начался поиск новых идей, создание нового плана, значит пора действовать. Скоро самое интересное. Нужно заняться собой, мотивировать себя к новым свершениям. Посмотрите фильм «Коко до Шанель». Габриэль Шанель вошла в историю и ее имя знает даже ребенок. А чем вы хуже? Смогла она, сможете и вы. Поверьте в себя.

И шестая последняя стадия возврата к жизни: повышается самооценка, ваша значимость, ощущается безопасность и полномочие. Смотрите с удовольствием фильм «На пятьдесят оттенков темнее». Проживайте чувства с героиней. Наслаждайтесь и кайфуйте. Этот фильм вам даст новые ориентиры. Посмотрите внимательно, как девушка выдерживает свои границы и бережет свои внутренние глубокие чувственные потребности. Женщина, которая слышит и уважает себя, ее начинает слышать и уважать мужчина.

Пятая и шестая стадии — это стадии компенсации. В вашу жизнь приходят новые люди, вы полностью возвращаетесь к жизни, новые впечатления полностью заменяют образ ушедшего человека. Психика адаптирована.

Надо сказать, что стадии расставания длятся примерно около полугода, плюс минус месяц, два. Если вы страдаете уже год и более, незамедлительно обратитесь к психологу. Помните, что расставание — это процесс, нужно время, чтобы оно лечило по своему. Не торопите события, принимайте ваши чувства, грустите, плачьте, печальтесь, скучайте. Давая своим чувствам свободу вы не накапливаете внутреннее напряжение, которое может обернуться в неприятные последствия. Самая сильная душа проходит неимоверные страдания. Ваш опыт может стать источником вашей силы. И считайте, что у вас появился шанс познать истину и получить метку вашего собственного триумфальное шествия.

5 этапов горя и утраты

МЕНЮ

  • Условия
        • Зависимости
          • Симптомы употребления психоактивных веществ
          • Симптомы употребления опиоидов
          • Лечение наркотических веществ
        • Обзор СДВГ
          • Симптомы СДВГ у взрослых
          • Лечение СДВГ у взрослых
          • Тест на СДВГ
          • СДВГ в детстве
          • Симптомы СДВГ в детстве
          • Лечение СДВГ в детстве
          • Тест на СДВГ в детстве
        • Тревога и паника
          • Общие симптомы тревоги
          • Лечение тревоги
          • Симптомы панического расстройства
          • Лечение панического расстройства
          • Тест на тревогу
        • Аутизм
          • Симптомы аутизма
          • Лечение аутизма
          • Симптомы Аспергера
          • Лечение Аспергера
          • Тест на аутизм
        • Биполярное расстройство
          • Симптомы биполярного расстройства
          • Лечение биполярного расстройства
          • Тест на биполярное расстройство
        • Депрессия
          • Симптомы депрессии
          • Сезонное аффективное расстройство
          • Послеродовая депрессия
          • Лечение депрессии
          • Депрессионный тест
        • Расстройства пищевого поведения
          • Симптомы анорексии
          • Лечение анорексии
          • Симптомы переедания
          • Лечение переедания
          • Симптомы булимии
          • Лечение булимии
          • Тест на переедание
          • Тест отношения к еде
          • Тест на расстройство пищевого поведения
          • Тест на расстройство пищевого поведения
            • Симптомы ОКР
            • Лечение ОКР

    Психология, лежащая в основе любви и романтики

    Мы тратим свою жизнь на то, чтобы жаждать этого, искать и говорить об этом.Его значение больше ощущается, чем ясно выражено. Это называется величайшей добродетелью.

    Это любовь.

    Любовь увлекательна и сложна. Романтическая любовь, в частности, кажется красивой загадкой, которую трудно объяснить.

    Хотя поэты и авторы песен могут выразить многие наши романтические мысли и чувства словами, любовь настолько необъяснима, что нам нужна помощь науки, чтобы объяснить ее. В конце концов, психологам есть что сказать о том, как и почему люди влюбляются.

    Это ваш мозг о любви

    Во время романтической любви мужчины и женщины претерпевают множество изменений. Кажется довольно неточным сказать «влюбиться», потому что переживание любви — это скорее кайф, который ставит людей в тупик.

    «Первый шаг в процессе влюбленности — это первоначальное влечение», — говорит Элизабет Кейн, адъюнкт-профессор Южного университета, преподающая клиническую психологию и бихевиоризм. «Это мощный момент, когда мы встречаемся с другим человеком, чувствуем прилив энергии и сразу же замечаем, как бьется наше сердце.

    По словам лицензированного психолога доктора Рэйчел Нидл, определенные химические вещества, такие как окситоцин, фенэтиламин и дофамин, играют роль в человеческом опыте и поведении, связанном с любовью. Они действуют так же, как амфетамин, заставляя нас бодрствовать, возбуждать и желать связи.

    Это мощный момент, когда мы встречаемся с другим человеком, чувствуем прилив энергии и сразу замечаем, как бьется наше сердце.

    «Влюбленность связана с повышением энергии, сужением умственного внимания, иногда с потными ладонями, головокружением, учащенным сердцебиением и множеством положительных ощущений», — говорит Нидл, доцент и координатор клинического опыта Южного университета , Уэст-Палм-Бич.

    В своей книге The Brain in Love: 12 Lessons to Enhance Your Love Life д-р Дэниел Г. Амен говорит, что «романтическая любовь и увлечение — это не столько эмоции, сколько мотивационные побуждения, которые являются частью система вознаграждения мозга ».

    Кейн соглашается, говоря, что человеческий мозг поддерживает влюбленность, поэтому у нас такая сильная физиологическая реакция, когда нас привлекает другой. Как только романтическая пара начинает проводить время вместе, они впадают в своего рода любовную эйфорию.

    «Влюбленный человек видит мир через призму любви, и в большинстве случаев все терпимо, и все, что делает его партнер, восхитительно», — говорит Кейн, который также является терапевтом по вопросам брака и семьи.

    Согласно треугольной теории любви, разработанной психологом Робертом Штернбергом, три компонента любви — это близость, страсть и приверженность. Близость включает в себя чувство привязанности, близости, привязанности и привязанности. Страсть включает в себя влечения, связанные как с известностью, так и с сексуальным влечением.Обязательство включает в себя в краткосрочной перспективе решение остаться с другим человеком, а в долгосрочной перспективе — общие достижения и планы, сделанные с этим другим человеком.

    «Романтическая любовь развивается, когда человек испытывает чувство взаимозависимости, привязанности и удовлетворения своих психологических потребностей», — говорит Кейн. «Некоторые исследователи говорят, что окситоцин играет определенную роль в развитии романтической любви, поскольку он высвобождается в мозгу во время оргазма, что способствует способности пары связываться друг с другом.

    Меня зовут Доктор Лав

    Понимание психологии влюбленности также может помочь терапевтам лечить людей, страдающих от горя.

    Когда терапевт понимает значение, которое романтическая любовь имеет в жизни человека, и травмирующие последствия резкого, а иногда и неожиданного прекращения отношений, он может обратиться к способности своего клиента двигаться дальше и укрепить его устойчивость.

    «Чтобы избавиться от боли неудавшихся отношений, необходимо снова сосредоточить внимание на себе и на его уникальной способности дарить и получать любовь», — говорит Кейн.«Когда мы понимаем, как мы влюбляемся, мы можем понять трудности в движении вперед после того, как наше сердце было разбито. Затем мы можем снова подключиться к красоте этого опыта и оптимистическому пониманию того, что если что-то случилось с нами однажды, то это может повториться и с нами ».

    Нидл говорит, что терапевты должны понимать каждого человека, то, как он влюбился, и что они испытывают в настоящее время с точки зрения горя, чтобы лучше всего помочь им пережить это трудное время.

    «Терапевт может помочь клиентам понять прошлое и извлечь уроки из него», — утверждает Нидл. «Многие люди выбирают одинаковых партнеров из отношений в отношения, но не знают об этом, а также о том, почему эти отношения продолжают приводить к разочарованию, а не длятся долго».

    Сохранение огня

    Некоторые из нас, возможно, придерживались фантастического представления о том, что романтика — это просто акт самовозгорания. Но Нидл говорит, что пора развеять миф.

    «Избавьтесь от мифа о том, что эти вещи должны происходить спонтанно и что в отношениях что-то не так, потому что вы не зацикливаетесь друг на друге каждую минуту, как когда вы начали отношения», — говорит Нидл. «Правда в том, что вы должны потратить время и энергию и приложить сознательные усилия, чтобы поддерживать отношения и страсть».

    Здоровые отношения требуют регулярного общения, добавляет она.

    «Базовое ежедневное общение с партнером важно для продолжения общения на эмоциональном уровне», — говорит Нидл.«Также напомните себе, почему вы влюбились в этого человека».

    Предсказуемость также может подавлять желания, поэтому парам следует стремиться сохранять в своих отношениях чувство приключения и удивления.

    «Время от времени ломайте предсказуемую модель», — советует Нидл.

    Люди могут дать понять своим партнерам, как сильно они их любят, с помощью мелочей, которые они делают каждый день.

    «Быть ​​романтичным — значит каждый день просыпаться и спрашивать себя, что вы можете сделать сегодня, чтобы дать своему возлюбленному знать, что его обожают», — говорит Кейн.«Получайте удовольствие от романа и помните, что чем больше усилий вы приложите к романтическим отношениям, тем больше любви вы получите взамен. Будьте партнером, которого вы ищете, и живите жизнью, наполненной страстью и романтикой ».

    Помощь близкому человеку справиться с психическим заболеванием

    Все темы

    Может быть очень трудно и мучительно видеть, как любимый человек борется с симптомами психического заболевания. И часто бывает трудно понять, как лучше всего помочь и поддержать любимого человека.

    Каждый человек индивидуален, и ситуации сильно различаются. У человека может быть конкретный диагноз, или у вас может быть просто беспокойство по поводу того, как человек разговаривает и ведет себя. Вы знаете своего любимого человека и, возможно, понимаете, какой подход или поддержка будут наиболее полезными. Тем не менее, ниже приведены несколько советов и вещей, которые следует учитывать, когда вы пытаетесь помочь близкому человеку.

    Знайте признаки проблем с психическим здоровьем

    Например, отказ от социального взаимодействия, необычные проблемы с функционированием в школе, на работе или общественной деятельности или резкие изменения сна и аппетита являются возможными признаками.См. Дополнительные сведения о признаках психического заболевания. Кто-то, проявляющий эти признаки или имеющий такой опыт, не обязательно означает, что у человека проблемы с психическим здоровьем, симптомы также могут быть связаны с другими проблемами или проблемами. Но последующее обследование у медицинского работника может помочь решить любые проблемы и предотвратить развитие более серьезных симптомов.

    Начало работы, решение проблемы

    Одним из самых сложных и важных шагов может быть просто начало разговора.Вам не нужно быть экспертом или знать ответы. Выразите свою озабоченность и готовность выслушать этого человека и поддержать его. Не бойтесь об этом говорить. Заверьте их, что вы заботитесь о них и готовы помочь. Используйте «я» утверждения. Например, используйте «Я беспокоюсь о тебе…», «Я хотел бы, чтобы ты подумал о разговоре с консультантом…». а не «Ты…». или «Тебе следует…».

    Постарайтесь проявить терпение и заботу и постарайтесь не осуждать их мысли и действия. Слушать; не игнорируйте и не подвергайте сомнению чувства человека.

    Поощряйте их поговорить с психиатром или со своим основным лечащим врачом, если это будет для них более комфортно. Некоторым людям может быть полезно сравнить ситуацию с проблемами физического здоровья и тем, как они отреагируют. Например, если есть опасения по поводу диабета или высокого кровяного давления, обратятся ли они за медицинской помощью?

    Напомните им, что обращение за помощью — признак силы.

    Узнайте о психических состояниях и методах лечения

    Самообразование.Чем больше вы понимаете об условиях, симптомах, возможных методах лечения и о том, чего ожидать, тем лучше вы сможете поддержать своего любимого человека.

    Однако внимательно изучите источники информации в Интернете. Как и в случае с любой другой темой, качество информации, доступной в Интернете, сильно варьируется. (См. Список ресурсов ниже.)

    Помогите устранить потенциальные препятствия

    Постарайтесь предвидеть и устранить любые потенциальные препятствия на пути человека, обращающегося за помощью. Например, узнайте о местных ресурсах, которые могут вам помочь.Например, упростите жизнь пациенту, исследуя потенциальных терапевтов, часы работы, места и вопросы, связанные со страховкой. Если вы считаете, что они могут быть препятствиями, рассмотрите возможные проблемы с транспортом, уходом за детьми, стратегиями общения с работодателем и т. Д.

    Обратитесь за помощью к себе

    Помогая любимому человеку, вы также должны позаботиться о себе — физическом и эмоциональном. Если вам нужна помощь, обратитесь за помощью.Осознайте и осознайте пределы того, что вы можете дать.

    Блогер Виктория Максвелл пишет: «Когда моя мать заболела, меня охватили сильная депрессия, мания и тревога, я волновалась не меньше, чем злилась. Мне нужен был кто-то вне семьи, чтобы свободно обсуждать мои разочарования и боль, не боясь расстроить. Квалифицированный терапевт предлагает ясность, объективность, решения, которых раньше не видели, и место, где можно безопасно справиться с эмоциями, возникающими в таких сложных обстоятельствах.«

    Группы поддержки для членов семьи, например, в рамках Национального альянса по психическим заболеваниям (NAMI) и Mental Health America, могут быть ценными источниками информации и взаимной поддержки и понимания. NAMI предлагает как программу обучения для семей (от семьи к семье), так и постоянные группы поддержки под руководством сверстников для членов семьи.

    NAMI Family-to-Family — это бесплатная образовательная программа из 12 занятий для семей и друзей людей, живущих с психическими заболеваниями. Это научно обоснованная программа, которую проводят члены семьи, прошедшие обучение в НАМИ.Найдите ближайший к вам класс NAMI Family-to-Family.

    Группа поддержки семьи НАМИ — это группа поддержки под руководством сверстников для членов семьи, лиц, осуществляющих уход, и близких людей, страдающих психическими заболеваниями. Они бесплатны и конфиденциальны. Найдите ближайшую к вам группу поддержки семьи NAMI.

    Ожидания и сотрудничество

    Важно иметь реалистичные ожидания. Восстановление — это, как правило, непростой процесс, в процессе могут быть улучшения и неудачи.С разрешения члена вашей семьи вы можете работать с их терапевтической бригадой, чтобы оказать поддержку.

    Даже если вы чувствуете, что ваша поддержка и действия не имеют значения, они, скорее всего, имеют значение для вашего друга или члена семьи. Возможно, вам больно, и вы не понимаете, что делаете, или не можете выразить признательность. Но знание того, что вы рядом с ними, может быть важным для их выздоровления.

    Если вы чувствуете, что ваш близкий рискует причинить вред себе или другим, позвоните по Национальной линии предотвращения самоубийств 800-273-TALK (8255).

    Ресурсы

    Список литературы

    • Симмс, К. «Советы по оказанию помощи близкому человеку, ищущему психиатрическую помощь, от человека, который мне помог». The Mighty.com

    Frontiers | Измерение способности любить: разработка CTL-Inventory

    «… надо начинать любить, чтобы не заболеть…»

    Фрейд, 1914, стр. 85

    Введение

    Любовь — одно из самых фундаментальных человеческих явлений, на протяжении тысячелетий она была предметом обсуждения поэтов, философов и религиозных деятелей.Любовь как сформировавшаяся приверженность связана с улучшением здоровья и выживания и играет решающую роль в эволюции человека (Fletcher et al., 2015). Несмотря на его повсеместное распространение, исследования не пришли к согласию относительно теоретической основы феномена любви, в результате чего возникло множество открытых вопросов для исследования (Левин, 2000). Некоторые из первых эмпирических психологических и социологических подходов были сосредоточены на декларируемых аспектах любви, таких как ее романтические черты (Рубин, 1970), или пытались определить такие стили любви, как эрос, агапе, прагма, мания, сторге, лудус (Ли, 1973, с. 1977; Хендрик и Хендрик, 1986).После научного разделения аспектов и стилей любви первая попытка единой теории любви была установлена ​​эмпирически Штернбергом (1986) с введением компонентов любви, таких как близость , страсть и приверженность , которые облегчают описание различных фенотипов любовных отношений. Однако, хотя эти описательные типологии помогли установить фенотипические стили любви, не хватает концепций любви, которые учитывали бы этиологические аспекты и связи с психопатологическими превратностями любви.Это позволит понять любовные отношения с более динамичной функциональной точки зрения.

    Учитывая частоту, с которой трудности в любовных отношениях связаны с клиническими жалобами, было бы полезно получить лучшее эмпирическое понимание не самой любви, а индивидуальной способности любить (CTL), и разработать средства оценки компонентов этой конструкции. Это позволило бы углубить изучение личностных характеристик, связанных с трудностями в любовных отношениях, а также тех характеристик, которые могут быть усилены для улучшения функционирования в отношениях.Хотя близкие отношения, бесспорно, связаны с благополучием, механизмы, вовлеченные остаются менее хорошо понимать (Финя и Collins, 2015). Измерение CTL также может быть полезно для клиницистов, которые в ходе решения психологических проблем своих пациентов сталкиваются с различными проявлениями нарушений в области преданных любовных отношений.

    Исследования показывают, что связанные с любовью аспекты, такие как социальные контакты, либидо и сексуальная активность, снижаются во время эпизодов психических расстройств (Мэтью и Вайнман, 1982; Дэвидсон и Тернбулл, 1986).Например, низкое качество социальных отношений или взаимоотношений с партнером и семьей независимо связано с повышенным риском депрессии (Mamun et al., 2009; Teo et al., 2013), а люди с высокой тревожностью испытывают больше конфликтов в отношениях, чем не тревожные люди (Campbell et al., 2005). В то время как стабильные интимные связи связаны с психологическим здоровьем (Burman and Margolin, 1992), неспособность поддерживать близкие отношения связана с эмоциональным дистрессом (Bloom et al., 1978; Саймон и Маркуссен, 1999). Кроме того, предрасположенность к случайному сексу или сексуальной активности в незарегистрированных отношениях (называемая социосексуальной ориентацией) является предиктором нестабильности романтических отношений (Simpson et al., 2004; Penke and Asendorpf, 2008). Точно так же любовные темы часто присутствуют в предсмертных записках у обоих полов (Canetto and Lester, 2002), а суицидальное поведение часто связано с разочарованными любовными отношениями (Séguin et al., 2014; Andreoli et al., 2016).

    Предлагаемая здесь концепция CTL основана на интегрированной психоаналитической теории, сформулированной в терминах теории объектных отношений (Modell, 1963; Bergmann, 1971; Kernberg, 1974a, b, 1977, 2011; Garza-Guerrero, 2000; Gottlieb, 2002). и наука об отношениях, основанная на эмпирическом опыте. Эта концепция включает в себя несколько компонентов и относится к способности вступать в романтические любовные отношения, инвестировать в них и поддерживать их (Kernberg, 2011a). Эти компоненты отражают критические аспекты психологического развития, которые, согласно теории, способствуют успешному вовлечению в партнерские отношения.Действительно, с точки зрения развития, CTL можно рассматривать как кульминацию сложных процессов, которые начинаются в ранних отношениях по уходу (Zayas et al., 2011; Fraley and Roisman, 2015) и продолжают формироваться в детстве, подростковом и раннем возрасте. опыт развития взрослых (Коллинз и Сроуф, 1999).

    С точки зрения модели психосоциального развития Эриксона, базовое доверие, устанавливаемое в ранних отношениях по уходу, может обеспечить основу для аналогичного чувства безопасности во взрослых романтических отношениях (Erikson, 1963; Marcia, 2014).Это согласуется с теорией привязанности и исследованиями, касающимися роли раннего опыта в последующих партнерских отношениях (Bowlby, 1969; Hazan and Shaver, 1987; Pittman et al., 2011; Zayas et al., 2011). Более поздние достижения в развитии в детстве и подростковом возрасте, характеризуемые как автономия, инициатива и идентичность, способствуют способности индивида инвестировать в отношения, которые включают периодические разочарования, компромиссы и потенциальные разлуки (Erikson, 1963; Beyers and Seiffge-Krenke, 2010; Marcia, 2014).Таким образом, способность терпеть потери и скорбь позволяет справляться с потенциальными оскорблениями индивидуального самосознания перед лицом неизбежных разрывов отношений. Те, кто не любит психологическую боль, могут изо всех сил пытаться в полной мере вложиться в приятные и значимые, хотя и несовершенные, любовные отношения.

    Считается, что как функция развития личности, CTL претерпевают значительную интенсификацию во время стадии Эриксона «Близость против изоляции». При успешном прохождении этой фазы развития, обычно происходящей в период наступления взрослой жизни, человек развивает способность разделять жизненные интересы и цели с другим человеком (Erikson, 1963).Таким образом, близость — это как межличностный процесс, включающий взаимодействие двух людей (Reis and Shaver, 1988), так и индивидуальное интрапсихическое достижение в развитии, которое предвещает здоровые долгосрочные отношения (Weinberger et al., 2008). В контексте преданных романтических отношений близость включает в себя приоритетность потребностей партнера, а также принятие своей уязвимости и зависимости от партнера (Kernberg, 2011a). Такая уязвимость и зависимость, вероятно, будут периодически проверяться во время конфликтов, требуя способности прощать и восстанавливать разрывы в интересах общего блага пары как единого целого.Слияние двух идентичностей в общую реляционную идентичность далее символизируется страстными сексуальными отношениями, в которых может происходить временный опыт слияния (Kernberg, 2011b). Лица, которым не хватает способности развить устойчивую поглощенность интересами и целями другого, при одновременном сохранении прочного чувства личной идентичности, вероятно, столкнутся с трудностями в преданных любовных отношениях.

    Многие теоретики-психоаналитики обращали внимание на структуры личности, которые организованы, по крайней мере частично, вокруг управления интимными связями и их последствий для эмоционального равновесия человека (Sullivan, 1953; Balint, 1979; Guntrip, 1992; Kernberg, 1995; Akhtar, 2000).Некоторые люди, например, хотя и желают любовных отношений, могут бояться воображаемого поглощения — предполагаемой потери автономии — если они будут серьезно вкладываться в интимное партнерство. Некоторые люди могут воспринимать вложение в другого как истощение себя, предпочитая вместо этого неограниченную сексуальность с относительно ограниченной эмоциональной приверженностью. По мнению других, взаимозависимость близких отношений может вызывать беспокойство по поводу уязвимости и приемлемости человека для партнера, потенциально стимулируя контролирующее поведение, направленное как на влияние на партнера, так и на регулирование чувства незащищенности человека.Таким образом, неспособность обрести зрелую способность к интимным, взаимовыгодным и глубоко преданным отношениям может быть связана с саморегулирующейся психопатологией.

    Патологический нарциссизм, личностный синдром, включающий дефицит и дезадаптивные механизмы, касающиеся поддержания самооценки, возможно, является примером психологических обстоятельств, связанных с нарушением CTL (Kernberg, 1995, 2011a; Kealy and Ogrodniczuk, 2014). Действительно, люди с высоким уровнем патологического нарциссизма, как правило, сообщают о паттернах тревожной привязанности и историях неудовлетворительных отношений (Kealy et al., 2015), а также властное, мстительное и назойливое межличностное поведение (Ogrodniczuk et al., 2009).

    Настоящее исследование преследовало три цели. Первая цель состояла в том, чтобы ввести в действие конструкцию CTL, основанную на теории, путем разработки психометрического инструмента, инвентаря способности любить (CTL-I), для оценки CTL и подтверждения результатов с использованием выборок из двух разных стран. Вторая цель состояла в том, чтобы проверить сходящуюся и дивергентную валидность шкалы по отношению к другим предположительно связанным психологическим концепциям (нарциссизм, депрессия, качество отношений и социально-сексуальная ориентация).Третья цель состояла в том, чтобы более тщательно изучить связи между измерениями CTL и этими родственными психологическими концепциями как способ повысить конструктную валидность CTL-I.

    Материалы и методы

    Во избежание проблем с операционализацией конструкции CTL, концепция исследования была ориентирована на единую теорию валидности конструкции (Messick, 1995). Синтезируя психоаналитические теории, клинические наблюдения и эмпирическую науку относительно CTL, Кернберг (2011a) представил концептуальную концепцию нескольких областей, которые представляют собой критические потенциальные препятствия в области романтического взаимодействия.Компоненты, определенные Кернбергом (2011a), послужили нашим руководством при разработке психометрической шкалы, способной измерять CTL, и включали: влюбленность (FIL), интерес к другому (INT), базовое доверие (BTR), прощение (FRG). , Благодарность (GRT), Общий идеал эго (CEI), Зрелая зависимость, Постоянство сексуальной страсти (PSP) и Потеря и скорбь (LOM). Чтобы отразить каждую из областей, была включена психоаналитическая литература, на которую ссылается Кернберг (2011a), и дополнительные теории о CTL (Modell, 1963; Bergmann, 1971; Kernberg, 1974a, b, 1977; Garza-Guerrero, 2000; Gottlieb, 2002; Kealy и Огродничук, 2014).На основе этих теорий достоверность содержания заданий была подтверждена совместным обсуждением членов исследовательской группы в лаборатории Capacity to Love Research Lab, и 70 заданий были созданы на английском и немецком языках одновременно (NK, VW, MCL и VB), а затем переведены на Польский язык и обратно переведены носителями языка (KJ и NK).

    Участники

    В настоящем исследовании использовались четыре различных образца для разработки и тестирования CTL-I. Выборка 1 (австрийская выборка) была отобрана для определения факторной структуры первоначального вопросника из 70 пунктов.Выборка состояла из 547 (82,1% женщин) полных наборов данных (из 942 субъектов, которые начали, но прекратили участие в какой-то момент оценки) в возрасте от 16 до 66 лет ( M = 28,92, SD = 10,22). Их набрали методом снежного кома в социальной сети студентов-медиков Венского медицинского университета, их семей и друзей, и им предложили заполнить онлайн-анкету (на немецком языке). Выборка 2 (в Польше) состояла из 240 участников (82.9% женщин) в возрасте от 18 до 50 лет ( M = 23,24, SD = 4,21), в основном студенты-психологи Варшавского университета, с которыми связались по электронной почте, адресованной студентам кафедры. О выпадении и пропущенных значениях не сообщалось. Польский образец был использован для подтверждения структуры CTL-I, полученного из образца 1. Образец 3 (в Австрии) состоял из 174 полных наборов данных (из 233) субъектов (58,6% женщин) в возрасте от 18 до 70 лет ( M = 29,53, SD = 12.10) набраны с целью оценки валидности конструкта в отношении патологического нарциссизма. Та же процедура набора была применена к другой независимой выборке ( N = 85, из 125 приближающихся субъектов в Австрии), которая была набрана для того, чтобы исследовать надежность тест-ретест подтвержденной структуры шкалы на основе образцов 1 и 2. Участников попросили заполнить анкету на исходном уровне и через 4 недели. Во всех исследованиях была принята процедура принудительного задания пунктов, которая не позволяет участникам продолжить, если пункты оставлены пустыми.Во всех исследованиях участников просили относиться к продолжающимся отношениям или, в случае их отсутствия, к последним значимым отношениям, которые у них были. Исследования проводились в соответствии с кодексом Хельсинкской декларации и получили положительное решение (1515/2013, 1179/2015 и 1184/2015) комитета по этике Венского медицинского университета.

    Анкеты

    Инвентарь способности любить (CTL-I)

    Первоначальные 70 пунктов предполагаемой анкеты были использованы в образце 1 (немецкий перевод), а окончательная сокращенная версия с 41 пунктом была использована в образце 2 (польский перевод), образцах 3 (немецкий) и 4 (немецкий).Полный список пунктов окончательной версии представлен в таблице 1. Пункты оценивались по четырехбалльной шкале Лайкерта в диапазоне от 1 до 4.

    ТАБЛИЦА 1. Факторные нагрузки (остаточные дисперсии) из подтверждающего факторного анализа и статистики позиций в австрийской (AT) и польской (PL) выборках.

    Реестр качества взаимоотношений (QRI)

    Был использован перечень качества взаимоотношений (QRI) (Pierce et al., 1997) в немецком переводе (Reiner et al., 2012). Это опросник для самооценки, состоящий из 25 пунктов, которые оцениваются по четырехбалльной шкале Лайкерта в диапазоне от 1 (неверно) до 4 (почти всегда верно). QRI состоит из 25 пунктов, образующих три измерения: поддержка (семь пунктов, например, «В какой степени вы можете рассчитывать на этого человека в решении проблемы?»), Конфликт (12 пунктов, например, «Насколько критично к вам этот человек? ‘) и Depth (6 пунктов, например, «Насколько вы зависите от этого человека?»). Внутренняя согласованность по субшкалам составила 0,84,0.89 и 0,82 для соответствующих субшкал в репрезентативной немецкой выборке (Reiner et al., 2012). Более высокие баллы по параметрам «Поддержка» и «Глубина» означают лучшее качество отношений, тогда как более высокие баллы по параметрам «Конфликт» интерпретируются как более низкое качество отношений. Анкета была введена в выборке 1.

    Опись депрессии Бека (BDI-II-R)

    Перечень депрессии Бека (BDI-II) — это хорошо зарекомендовавший себя показатель депрессивных черт (Beck et al., 1988). Его можно использовать в качестве меры скрининга, а также оценки степени тяжести депрессии на основе 21 пункта с оценкой от 0 до 3.Его немецкий перевод, сделанный Hautzinger et al. (1994) дает удовлетворительную внутреннюю согласованность, измеренную с помощью коэффициента α Кронбаха, в диапазоне от 0,76 до 0,95 в клинических образцах и от 0,73 до 0,92 в неклинических образцах. Анкета была введена в выборке 1.

    Пересмотренная версия опросника социально-сексуальной ориентации (СОИ-Р)

    Опросник социосексуальной ориентации (СОИ-Р) Пенке и Асендорф (2008) в польском переводе (Янковский, 2016) использовался для измерения социосексуальной ориентации.Анкета вводилась в выборке 2. Более высокие баллы по SOI-R указывали на неограниченную социосексуальность, тогда как более низкие баллы указывали на более ограниченную ориентацию. Шкала, используемая в исследовании, включает девять пунктов с пятибалльной шкалой Лайкерта. Он позволяет количественно оценить три аспекта социосексуальной ориентации, то есть поведение, отношение, желание и общий балл. Каждое из трех измерений состоит из трех элементов. Примеры вопросов: поведение «Со сколькими разными партнерами вы занимались сексом за последние 12 месяцев?»; установка «Секс без любви — это нормально»; желание «В повседневной жизни, как часто у вас возникают спонтанные фантазии о сексе с кем-то, с кем вы только что познакомились?» Как правило, баллы по каждой шкале выражаются как среднее значение баллов, полученных по заданным критериям, а общий балл — это среднее значение оценки по трем граням.Это позволяет проводить сравнения между субшкалами и субшкалами и общим баллом и дает значения от 1 до 9 для каждой субшкалы и для общей оценки. Α Кронбаха в настоящем исследовании был высоким для поведения (0,79), отношения (0,82) и желания (0,88), а также для общей оценки (0,87).

    Опись патологического нарциссизма (PNI)

    Оригинальный опросник патологического нарциссизма (PNI) представляет собой показатель самооценки из 52 пунктов, оценивающий семь измерений патологического нарциссизма, включая измерения нарциссической грандиозности (Ярость, Эксплуатация, Грандиозные фантазии и Самопожертвование) и нарциссической уязвимости ( Условная самооценка, сокрытие себя и обесценивание) (Pincus et al., 2009). Версия прикладного немецкого языка включает перевод оригинала и два дополнительных элемента, созданных для расширения подшкалы эксплуатации на основе диагностических критериев DSM (Morf et al., 2017). В немецком валидационном исследовании альфа Кронбаха для подшкал находилась в диапазоне от 0,82 (SSSE) до 0,92 (CSE) с коэффициентом альфа для общей шкалы 0,94. Надежность повторного тестирования для субшкал варьировалась от r = 0,75 (DEV и SSSE) до 0,87 (CSE и GF), а надежность общей оценки составляла 0.86 (Morf et al., 2017). Анкета использовалась в выборке 3.

    Опросник нарциссической личности (NPI)

    Исходный опросник нарциссической личности (NPI) — это показатель самооценки из 40 пунктов, разработанный Раскином и Терри (1988), также доступный в версии из 15 пунктов (Schütz et al., 2004), оценивающий два измерения нарциссизма (лидерство и Грандиозность) с точки зрения психологии социальной личности. Лидерство представляет собой способность руководить группами и другими людьми, в то время как Грандиозность описывает такие особенности личности, как чувство особой и уникальной личности.Некоторые исследования показывают, что NPI оценивает адаптивные характеристики нарциссизма, такие как мотивация достижений, самооценка, эмоциональная устойчивость и экстраверсия, а не патологические характеристики (Pincus et al., 2009). Примененный немецкий перевод NPI-15 (Schütz et al., 2004) показал хорошие альфа Кронбаха для подшкал с 0,73 и 0,82 и хорошую надежность повторного тестирования r = 0,86 (Schütz et al., 2004). Недавно двухфакторная структура была повторно исследована на репрезентативной немецкой популяции, в результате чего альфа Кронбаха была равна 0.82 для лидерства и приемлемый 0,69 для подшкалы грандиозности (Spangenberg et al., 2013). Анкета использовалась в выборке 3.

    Статистический анализ

    Факторная структура CTL-I была исследована с помощью подтверждающего факторного анализа максимального правдоподобия (CFA), и степень соответствия была установлена ​​на основе двухиндексной стратегии представления Hu and Bentler (1998). В частности, для сложных моделей, как в представленной работе, предлагается вмешательство при подгонке на основе стандартизированной среднеквадратичной невязки ( SRMR ) вместе со среднеквадратичной ошибкой аппроксимации ( RMSEA ) со значениями отсечения ориентировочно для приемлемой посадки около 0.80 или меньше для SRMR и около 0,60 или меньше для RMSEA (Hu and Bentler, 1998). Мы дополнили указанные выше индексы соответствия информационным критерием Акаике ( AIC ) и байесовским информационным критерием ( BIC ), что позволило проводить сравнение между конкурирующими моделями (чем ниже значения, тем лучше соответствие). Связи с другими шкалами проверяли с помощью корреляции Пирсона, а различия между группами проверяли с помощью t -теста. Надежность внутренней согласованности оценивалась альфа Кронбаха.Расчеты выполнены в IBM SPSS и AMOS (версия 22.0). Уровни значимости были установлены на уровне 0,05.

    Результаты

    Факторный анализ

    Сначала была протестирована восьмифакторная модель из 70 пунктов, состоящая из FIL, INT, BTR, FRG, GRT, CEI, PSP, LOM, в австрийской выборке (образец 1) с использованием CFA, причем факторы позволяли коррелировать с каждым из них. Другие. Индексы соответствия составили: χ 2 (2317) = 7026,8, χ 2 / степени свободы = 3,03, SRMR = 0,086, RMSEA = 0.061 (95% CI : 0,059; 0,063), AIC = 7362,8, BIC = 8085,9, таким образом, они показали посредственное соответствие данным из-за того, что SRMR превышает общепризнанный порог 0,080 для хорошего соответствия.

    Чтобы улучшить соответствие модели, мы сохранили элементы с факторными нагрузками более 0,40, а затем исследовали внутреннюю согласованность каждой из восьми шкал с помощью альфа Кронбаха. Были сохранены только шкалы с внутренней консистенцией не менее 0,70. В результате шкалы FIL (все девять пунктов) и FRG (все семь пунктов) не могли быть сохранены, а еще 13 пунктов из других подшкал были исключены из-за слишком низких факторных нагрузок.Получившаяся шестифакторная модель (с 41 пунктом) была повторно протестирована с помощью CFA, при этом шкалы могли коррелировать друг с другом. Индексы соответствия составили: χ 2 (764) = 2391,9, χ 2 / степени свободы = 3,13, SRMR = 0,060, RMSEA = 0,062 (95% CI : 0,060; 0,065), AIC = 2585,9, BIC = 3003,4. Таким образом, аналогично предыдущей модели χ 2 / степеней свободы и RMSEA были приемлемыми, а SRMR был понижен ниже порогового значения 0.080. Более того, значения AIC и BIC были ниже для шестифакторной модели. Следовательно, по сравнению с исходной восьмифакторной моделью, шестифакторная модель (модель 2), состоящая из INT, BTR, GRT, CEI, PSP, LOM, была улучшена и принята в качестве окончательной.

    Следующим шагом было повторное тестирование шестифакторной модели (модель 2) с помощью CFA в независимой (польской) выборке 2. Результаты подтвердили, что элементы нагрузки по шести факторам. Индексы соответствия составили: χ 2 (764) = 1482,3, χ 2 / степени свободы 1.94, SRMR = 0,070, RMSEA = 0,063 (95% CI : 0,058; 0,067), что указывает на приемлемую подгонку, которая была сопоставима с наблюдаемой в образце 1 (Австрия). Факторные нагрузки и альфа Кронбаха для масштабов окончательной модели в обоих образцах показаны в таблицах 1, 2, соответственно.

    ТАБЛИЦА 2. Корреляции между оценками факторов в выборках 1 и 2 (Австрия / Польша).

    Внутренняя надежность и валидность подшкал CTL-I

    Как показано в Таблице 2, внутренняя согласованность после уменьшения элемента в каждой из шести подшкал была хорошей и сопоставимой в обоих образцах 1 и 2.Соответствующие значения альфа Кронбаха для общей шкалы составляли 0,90 и 0,88 соответственно. Общая альфа была дополнительно подтверждена в образце 3 с 0,89 (диапазон альфа подшкалы = от 0,68 до 0,82). Аналогично, в примере 4 альфа для общего балла CTL в момент времени 1 составляла 0,90 и 0,92 ( N = 85) во время 2, а значения альфа для подшкал в оба момента времени находились в диапазоне от 0,67 до 0,86.

    Все шесть подшкал согласованно коррелировали друг с другом, с умеренными ассоциациями подшкалы «Утрата и скорбь» с подшкалами «Базовое доверие» в Образце 1 и «Постоянство сексуального влечения», как показано в таблице 2.Когда поправка Бонферрони применяется для корреляционного анализа и учитывается 21 коэффициент, уровень p должен быть равен 0,002 или меньше, чтобы считаться статистически значимым. При использовании этого консервативного метода ассоциации PSP с LOM в обеих выборках, а также с INT и BTR в польской выборке можно рассматривать как менее устойчивые.

    Интересно, что возраст был связан только с субшкалами «Благодарность» и «Утрата и скорбь» (ассоциация с CEI в австрийской выборке не выдержала бы поправку Бонферрони).

    В таблице 3 показаны небольшие, но значимые различия между выборкой из Австрии (1) и Польши (2) по большинству подшкал. Гендерное сравнение показало, что мужчины набрали несколько больше баллов, чем женщины, по подшкале « Утрата и скорбь, ». Кроме того, австрийские мужчины показали более низкое среднее значение, чем женщины, в подшкале « Интерес для другой » (см. Таблицу 4), но значение этой связи p превышает значение 0,008, введенное поправкой Бонферрони с учетом шести t -тесты, делающие ассоциацию менее прочной.

    ТАБЛИЦА 3. Описательная статистика изучаемых показателей и сравнение средних значений между странами.

    ТАБЛИЦА 4. Гендерные различия в шкалах CTL-I в AT и PL.

    Конвергентная и расходящаяся действительность

    Валидность проверялась корреляциями между подшкалами CTL-I и другими переменными. Мы выдвинули гипотезу о положительной связи между CTL и качеством взаимоотношений в образце 1. Каждая из шести шкал CTL-I умеренно коррелировала с каждым из трех измерений QRI.Согласно ожиданиям, общий балл CTL-I и все шкалы CTL-I положительно коррелировали с параметрами «Глубина» и «Поддержка» и отрицательно — с параметром «Конфликт» QRI. Единственным исключением была подшкала CTL-I «Утрата и скорбь», которая существенно не коррелировала с измерением глубины QRI (см. Таблицу 5).

    ТАБЛИЦА 5. Корреляция между измерениями способности любить и качеством инвентаря отношений и баллами депрессии ( M = 9.13, SD = 8.59) (австрийский образец 1, n = 531).

    В соответствии с гипотезой о том, что депрессивные симптомы связаны с ограничениями CTL, все шкалы CTL-I были обратно коррелированы с оценками депрессии (BDI) (см. Таблицу 5).

    Мы предположили, что неограниченный SOI-R, который представляет собой склонность к случайному сексу или сексуальной активности в незарегистрированных отношениях, будет отрицательно коррелировать с CTL. Фактически, мы обнаружили, что общий балл SOI-R отрицательно коррелировал с пятью шкалами CTL-I, за исключением «Утрата и скорбь».Этот результат, по-видимому, основан в основном на корреляции двух измерений SOI-R Attitude и Desire . Третье измерение SOI-R Поведение не было связано с подшкалами CTL-I, за исключением шкалы «Постоянство сексуальной страсти» (см. Таблицу 6).

    ТАБЛИЦА 6. Корреляции между шкалами CTL и SOI-R ( n = 240, польский образец 2).

    Связь между подшкалами CTL-I и патологическим нарциссизмом (см. Таблицу 7) была исследована в образце 3.В соответствии с ожиданиями, общий балл CTL-I и общий балл PNI коррелировали умеренно и обратно. Подшкалы CTL-I «Утрата и скорбь», а также «Базовое доверие» внесли наибольший вклад в ассоциацию. С другой стороны, нарциссические аспекты «сокрытие себя», «уязвимость» и «девальвация» больше всего способствовали ограничениям в CTL. Как и ожидалось, ни один из параметров NPI или общий балл не были существенно связаны с общим CTL-I и субшкалами.

    ТАБЛИЦА 7. Корреляция между измерениями CTL и оценками нарциссической личности и патологического нарциссизма ( n = 180, австрийский образец 3).

    Проверка – повторная проверка надежности

    В образце 4 надежность повторного тестирования для общего балла CTL-I составила r tt = 0,81. Надежность для субшкал варьировалась от r tt = 0,64 (GRT) до r tt = 0,85 (LOM) (см. Таблицу 8).

    ТАБЛИЦА 8. Корреляции между тестом и повторным тестом ( N = 85, австрийский образец 4).

    Обсуждение

    Целью исследования была психометрическая операционализация конструкции CTL. Теоретическая основа, лежащая в основе конструкции, была получена из интегрированной психоаналитической теории CTL с упором на недавнюю теорию объектных отношений, которая понимает текущие межличностные отношения как связанные с развитием в раннем детстве (Modell, 1963; Bergmann, 1971; Kernberg, 1974a, b. , 1977, 2011a; Gottlieb, 2002; Kealy, Ogrodniczuk, 2014). Вместо того, чтобы описывать стили любви, теория CTL относится к функционированию в романтических преданных отношениях, обычно называемых любовными отношениями.Соответственно, теория основана на предположении, что различные запреты на функционирование личности приводят к текущим ограничениям CTL и, таким образом, к межличностным трудностям.

    Факторный анализ

    Чтобы проверить факторную структуру инструмента, был выбран подход CFA, потому что согласованная теоретическая конструкция CTL и его составляющие измерения уже были определены в рамках Kernberg (2011a). Из первоначального пула 70 пунктов, составляющих восемь измерений, факторный анализ наконец подтвердил 41 пункт в шести измерениях: (1) интерес к жизненному проекту другого, (2) базовое доверие, (3) смирение и благодарность, (4) ) Идеал общего эго, (5) Постоянство сексуальной страсти и (6) Принятие потери / ревности / траура.Только два исходных параметра «Влюбленность» и «Способность к подлинному прощению» не могли быть подтверждены, поскольку элементы необходимо было исключить из-за низкой нагрузки и неприемлемо низкой внутренней согласованности этих субшкал. В целом индексы CFA предполагают приемлемое соответствие шестифакторной модели и подтверждают внешнюю обоснованность концепции. В то время как все остальные шесть измерений CTL-I показали умеренную корреляцию друг с другом, подшкала «Принятие потери / ревность / скорбь» представлена ​​такими пунктами, как «. Мне трудно принять, если любимый человек не может ответить. to my love »был лишь скромно связан с« Основным доверием »и« Постоянством сексуальной страсти.Эта шкала представляет объединенные аспекты реакций на потерю объектов любви, которые соответствуют наблюдаемым обратным ассоциациям с оценками депрессии и конфликтами в отношениях. Однако «Принятие потери / Ревность / Скорбь» не связано с глубиной отношений или воспринимаемой в них поддержкой. Поэтому его можно рассматривать скорее как стабилизирующую или нейтрализующую функцию в критические времена, а не как усиливающую глубину или интенсивность любовных отношений.

    Срок действия

    CTL и симптомы депрессии

    Рамки всеобъемлющей теории депрессии Фрейда только недавно были сформулированы для эмпирического тестирования и предполагают тесную связь между депрессией и потерей любимых объектов (Desmet, 2013).В соответствии с нашими ожиданиями, в нашем исследовании CTL обратно связаны с симптомами депрессии. Гипотеза имеет давнюю традицию среди многих теоретиков, помимо Фрейда (1917) и его первоначальной теории о связи между потерей объектов любви и депрессией как выражением неспособности оплакивать. В этом смысле Балинт (1952) описал разницу между зрелой и примитивной любовью как определяемую сильными нарциссическими тенденциями и невыносимыми депрессивными страхами, которые могут ухудшить способность поддерживать любовные отношения.Таким образом, в то время как потеря и полное единство с объектом любви являются антагонистическими крайностями, зрелый CTL как способность переносить депрессивные чувства (Klein, 1940, 1946) представляет собой защитную черту против его симптоматических проявлений на обоих концах континуума в форме депрессии и нарциссизм. Более поздние эмпирические результаты показывают, что воспринимаемая непоследовательность родительской любви связана с более поздней склонностью к депрессии (Trumpeter et al., 2008). Напротив, депрессия в подростковом возрасте может ухудшить последующие качества романтических отношений в позднем подростковом возрасте и в начале взрослой жизни (Vujeva and Furman, 2011), что соответствует нарушению CTL.Например, в процессе перехода к отцовству любовь, полученная от мужа, рассматривается Бенедеком (1949, 1959) как лекарство от послеродовой депрессии, которая, восстанавливая нарциссическую потерю, в свою очередь, позволяет матери быть источником любви для ребенок. В этом смысле дальнейшие исследования могут помочь понять раннее влияние стилей воспитания (Busch and Kapusta, неопубликовано) и ранней заботливой среды совместного воспитания (Kapusta et al., 2017) на развитие CTL у потомства.

    CTL и социально-сексуальная ориентация

    Понятие социосексуальности, связанное с распущенностью, описывает индивидуальные различия в готовности вступать в незарегистрированные сексуальные отношения (Penke and Asendorpf, 2008) и, таким образом, отражает способность ограничивать собственную сексуальную склонность к одному объекту любви. Ограниченная социосексуальность также связана со стабильностью и качеством романтических отношений (Simpson, 1987; Simpson and Gangestad, 1991, 1992; Ellis, 1998; Jones, 1998).В соответствии с этими фактами, наши результаты показывают, что социосексуальность обратно пропорциональна CTL. Актуальность способности ограничивать собственную сексуальную склонность, по-видимому, отражается в эмоциональных и мотивационных аспектах, охваченных SOI, а именно в отношении , к и желании неограниченной сексуальности. Напротив, поведение измерение SOI, которое подсчитывает сексуальные контакты и описывает распределение усилий на протяжении всей жизни для краткосрочных и долгосрочных тактик спаривания, лишь незначительно связано с CTL в нашей польской выборке.Параметр поведения обратно коррелировал со шкалой CTL « Постоянство сексуальной страсти ». Кажется возможным, что социосексуальное поведение нашей довольно молодой выборки не позволяет адекватно различать незрелые и зрелые CTL, учитывая, что социосексуальность увеличивается с возрастом (Penke and Asendorpf, 2008; Jankowski, 2016), и довольно низкое среднее значение поведения SOI Размер в нашей выборке отражает низкий сексуальный опыт по сравнению с другими сопоставимыми исследованиями (Penke and Asendorpf, 2008; Jankowski, 2016).

    Гендерное сравнение показало, что мужчины в обеих выборках 1 и 2 набрали более высокие баллы, чем женщины по подшкале « Утрата и траур », а австрийские мужчины показали более низкий « интерес к жизненному плану других », чем женщины (Таблица 4 ). Средние баллы по подшкалам CTL-I были одинаково высокими как в польской, так и в австрийской выборках, за исключением более высоких средних значений PSP среди польских участников. В будущем еще предстоит выяснить, основано ли это различие между странами на культурных / религиозных, выборочных или языковых различиях (Таблица 3).Хотя демонстрация культурных различий между Австрией и Польшей выходит за рамки данной работы, например, религиозные верования между Австрией и Польшей значительно различаются, причем Польша проявляет большую религиозность (Coutinho, 2016). Учитывая тот факт, что « Постоянство сексуальной страсти » обратно пропорционально беспорядочным половым связям, измеряемым SOI-R, наши результаты подтверждаются аргументацией, что Постоянство сексуальной страсти раскрывается на более высоких уровнях в более религиозной стране.Тем не менее, мы также допускаем, что шкала PSP может быть улучшена в будущем, поскольку она состоит только из двух пунктов в финальной версии CTL-I из 41 пункта.

    CTL и качество взаимоотношений

    Поскольку функции CTL проявляются в отношениях, мы предположили положительную связь между CTL и качеством отношений. QRI, измеряющий размеры поддержки , конфликта и глубины отношений, основан на теоретических моделях социальной поддержки , которые включают межличностные, внутриличностные и ситуативные усилия по обмену между двумя участниками (Pierce et al., 1991, 1997). QRI основан на предположении, что общие предрасположенности к участию в социальном поведении и реагированию на него основаны на ожиданиях, взятых из теории рабочих моделей и отношений между собой и важными другими людьми Боулби (1980). Воспринимаемые качества глубины и поддержки в интимных отношениях были наиболее сильно связаны с доменами BTR , благодарностью и идеалом общего эго CTL-I. При применении модели взаимодействия между поведенческими системами заботы и привязанности (Mikulincer and Shaver, 2005), в которой один человек реагирует на сигналы потребности, испускаемые другим, уменьшение страданий другого человека путем оказания поддержки или переживания положительных эмоций воспитывает чувство благодарности и может усилить безопасность навесного оборудования и БТР .Кроме того, восприятие общего идеала эго может улучшить взаимопонимание и, таким образом, усилить чувство глубины в отношениях. Обратное верно для конфликта в интимных отношениях, который был обратно пропорционален всем подшкалам CTL-I и, в частности, отражает потерю BTR , снижение чувства благодарности и ограничения в идеале общего эго . Эти результаты согласуются с соображениями о возникновении напряженности в отношениях и конфликтов при наличии сбоев в работе системы привязанности и заботы, которые в противном случае имеют тенденцию к поддержанию стабильных и взаимно удовлетворительных привязанностей (Mikulincer and Shaver, 2008).В будущих исследованиях следует оценить связи между CTL-I и стилями привязанности, последний, вероятно, является функцией измерения зрелой зависимости CTL-I, и проверить гипотезу, сформулированную Хазаном и Шейвером (1987), которые выступали за понимание романтической любви как процесс прикрепления.

    Патологический нарциссизм и ограничение способности любить

    Теоретические допущения предполагают, что патологический нарциссизм связан с общей трудностью ЦТЛ или как фундаментальное нарушение его (Gottlieb, 2002; Kernberg, 2011a; Kealy and Ogrodniczuk, 2014).В отличие от патологического нарциссизма с его неспособностью любить других, сбалансированная любовь к себе обычно считается важным компонентом здорового психосоциального функционирования (Кили и Огродничук, 2014). Pincus et al. (2009) убедительно показывают, что два измерения нарциссизма, а именно PNI и NPI, оценивают различные аспекты нарциссизма, причем последний улавливает более адаптивные выражения более здоровых и экстравертных нарциссических черт.

    Согласно нашим ожиданиям, CTL был умеренно и отрицательно связан с патологическим нарциссизмом в нашем исследовании, но не с адаптивным нарциссизмом, измеренным NPI.Интересно, что именно уязвимость нарциссических личностей была связана с ограничениями CTL, в первую очередь доменов CTL-I BTR и LOM . Это согласуется с теорией, которая указывает на проблемные процессы скорби в контексте разлуки с любимыми объектами из-за отсутствия постоянства объекта. Согласно Кернбергу (2010), вместо того, чтобы скорбеть, люди с патологическим нарциссизмом обвиняют других в потере любимого объекта и таким образом подавляют (и тем самым защищаются от) болезненный процесс горевания.Это часто сопровождается отрицанием того, что объект может иметь свое собственное независимое существование, или в более всемогущей обработке нарциссические личности отрицают свою собственную зависимость от других (Garza-Guerrero, 2000).

    Влюбленность и подлинное прощение

    Необходимо обсудить некоторые ограничения нашего подхода. Из-за плохих психометрических свойств два начальных измерения « влюбился, » и «подлинное прощение» были исключены из окончательной версии CTL-I.Невозможно оценить, отражает ли это скорее проблемы концептуализации и практического применения этих параметров в инструменте оценки или эти измерения действительно не являются центральными предпосылками CTL. Некоторые авторы утверждают, что влюбленность представляет собой процесс идеализации, который может привести как к успешному, так и к разочаровывающему опыту в отношениях в зависимости от уровня зрелости самого процесса идеализации, что означает, что необходимо различать нормальные и патологические идеализации (Кернберг, 1976, стр.191ff; Гарса-Герреро, 2000). Мы считаем, что наша попытка концептуализировать измерение «влюбленность» с помощью таких вещей, как « Я часто влюблялся в своей жизни, » или «. Часто бывает, что я идеализирую своего партнера », возможно, недостаточно отражала теоретически неоднозначное понятие влюбленности. Роль влюбленности в зрелой любви остается неясной, и хотя влюбленность кажется связанной, она не обязательно является характеристикой способности к зрелой любви (Kernberg, 1976, стр.237; Кернберг, 2011а). В будущих попытках концептуализировать влюбленность следует принимать во внимание непатологические аспекты идеализации.

    Точно так же факторный анализ не смог подтвердить параметр « Способность к подлинному прощению ». Понимание подлинного прощения Кернбергом (2011a) основано на признании собственного агрессивного потенциала, переживании доверия и передаче чувства обиды без обвинений. Первоначально мы попытались реализовать эти аспекты в версии CTL-I из 70 пунктов с такими пунктами, как « Когда я чувствую себя непонятым или обиженным, я выражаю свои чувства другому » или обратное утверждение « Когда мне больно, я часто пытаюсь вызвать чувство вины у моего партнера. ’Однако эти пункты не были включены в последовательную шкалу прощения, как ожидалось. В будущих попытках реализации подлинного прощения следует попытаться расширить эту концепцию, включив другие важные аспекты, такие как сочувствие к мотивам обидчика партнера (McCullough et al., 1998; Akhtar, 2013, стр. 130), что было связано с ментализацией емкость физического лица Fonagy (2009, с. 447).

    Заключение

    В соответствии с целями исследования, (1) мы в значительной степени смогли эмпирически подтвердить концепцию CTL путем практического применения его теоретических допущений и продемонстрировали, что CTL-I из 41 пункта дает хорошую внутреннюю согласованность со стабильными и последовательными результатами в две культурно разных выборки и очень хорошая надежность повторного тестирования.(2) Конвергентная и дивергентная значимость шкалы была последовательно установлена ​​в отношении нарциссизма, депрессии, качества отношений и социально-сексуальной ориентации. (3) Более тщательное изучение ассоциаций между измерениями CTL предполагает необходимость дальнейшего уточнения измерения «постоянство сексуальной страсти», чтобы улучшить конструктную валидность CTL-I. Кроме того, размеры « Влюбленность » и « Прощение », которые не могли быть подтверждены с помощью CFA в этой работе, должны быть повторно рассмотрены в будущем.

    Установленный таким образом CTL-I позволяет самооценку и эмпирическое тестирование связи между CTL-I и другими концепциями в будущем, тем самым способствуя дальнейшему пониманию конструкции CTL. Такой инструмент может быть подходящим для измерения изменений в психоаналитических и других психотерапевтических вмешательствах, а также для помощи психотерапевтам в понимании ограничений и ресурсов их пациентов в отношении проблем во взаимоотношениях. Полученный CTL-I также усиливает острую потребность в операционализации психоаналитических концепций для продвижения дальнейших эмпирических исследований в психоанализе.

    Авторские взносы

    NK разработал проект по внедрению концепции CTL, концептуализировал все планы исследований 1, 2, 3, 4 и также является руководителем группы исследовательской лаборатории CTL. Н.К. написал черновик рукописи и координировал вклад всех исследователей в этот проект. KJ рассчитал статистику для исследований 1 и 2 (CFA), NK для исследований 3 и 4. Следующие авторы внесли свой вклад в дизайн и выполнили следующие исследования: VW, NK, VB и MG исследование 1, NK, VB и KJ исследование 2, CH, NK и AS исследование 3, ML, JO, DK и NK исследование 4.Все авторы рассмотрели черновик рукописи, участвовали в написании рукописи и поиске литературы, а также подтвердили отправку рукописи.

    Финансирование

    Исследования в этой публикации были поддержаны грантом NK Венского медицинского университета. Вклад KJ был поддержан грантом, предоставленным факультетом психологии Варшавского университета.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Список литературы

    Ахтар, С. (2000). Сломанные конструкции: тяжелые расстройства личности и их лечение. Лэнхэм, Мэриленд: Джейсон Аронсон Inc.

    Google Scholar

    Ахтар, С. (2013). Хорошие вещи: мужество, стойкость, благодарность, великодушие, прощение и жертва. Лэнхэм, Мэриленд: Джейсон Аронсон Inc.

    Google Scholar

    Андреоли, А., Бернанд, Ю., Коченнек, М. Ф., Олендорф, П., Фрамбати, Л., Годри-Мэр, Д., и другие. (2016). Разочарованная любовь и самоубийство: рандомизированное контролируемое испытание «Психотерапии отказа» среди пограничных пациентов. J. Pers. Disord. 30, 271–287. DOI: 10.1521 / pedi_2015_29_196

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Балинт, М. (1952). О любви и ненависти. Внутр. J. Psychoanal. 33, 355–362.

    Google Scholar

    Балинт, М. (1979). Основная ошибка: терапевтические аспекты регресса. Эванстон, Иллинойс: Издательство Северо-Западного университета.

    Google Scholar

    Бек А. Т., Стир Р. А. и Гарбин М. Г. (1988). Психометрические свойства описи депрессии Бека: оценка за двадцать пять лет. Clin. Psychol. Ред. 8, 77–100. DOI: 10.1016 / 0272-7358 (88)

  • -5

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бергманн, М. С. (1971). «Психоаналитические наблюдения за способностью любить» в книге Separation-Individualuation. Очерки в честь Маргарет С. Малер, , ред.Б. Макдевитт и К. Ф. Сеттлэйдж (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: издательство международных университетов), 15–40.

    Google Scholar

    Бейерс, В., Зайфге-Кренке, И. (2010). Идентичность предшествует близости? Проверка теории Эриксона о романтическом развитии молодых людей XXI века. J. Adolesc. Res. 25, 387–415. DOI: 10.1177 / 0743558410361370

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Боулби, Дж. (1969). Приложение и приложение для утери , Vol.1. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Основные книги.

    Google Scholar

    Боулби, Дж. (1980). Привязанность и потеря: потеря: печаль и депрессия , Vol. 3. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Основные книги.

    Google Scholar

    Бурман Б. и Марголин Г. (1992). Анализ связи между супружескими отношениями и проблемами со здоровьем: взгляд на взаимодействие. Psychol. Бык. 112, 39–63. DOI: 10.1037 / 0033-2909.112.1.39

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кэмпбелл, Л., Симпсон, Дж. А., Болдри, Дж., И Каши, Д. А. (2005). Восприятие конфликта и поддержки в романтических отношениях: роль тревоги привязанности. J. Pers. Soc. Psychol. 88, 510–531. DOI: 10.1037 / 0022-3514.88.3.510

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Коллинз А. и Сроуф Л. А. (1999). «Способность к интимным отношениям: конструкция развития», в Развитие романтических отношений в подростковом возрасте , ред.Фурман, Б. Б. Браун и К. Фейринг (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета), 125–147. DOI: 10.1017 / CBO9781316182185.007

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Коутиньо, Дж. П. (2016). Религиозность в Европе: индекс, факторы и кластеры религиозности. Sociol. Вероятность. Prát. 81, 163–188. DOI: 10.7458 / SPP2016816251

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Дэвидсон Дж. И Тернбулл К. Д. (1986). Диагностическое значение вегетативных симптомов при депрессии. Br. J. Psychiatry 148, 442–446. DOI: 10.1192 / bjp.148.4.442

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Эллис, Б. Дж. (1998). Инвестиционный инвентарь для конкретных партнеров: эволюционный подход к индивидуальным различиям в инвестициях. J. Pers. 66, 383–442. DOI: 10.1111 / 1467-6494.00017

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Эриксон, Э. Х. (1963). Детство и общество , 2-е изд. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Нортон.

    Google Scholar

    Флетчер, Г.Дж., Симпсон, Дж. А., Кэмпбелл, Л. и В целом, Н. К. (2015). Связь пар, романтическая любовь и эволюция: любопытный случай Homo sapiens. Перспектива. Psychol. Sci. 10, 20–36. DOI: 10.1177 / 1745691614561683

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фонаги, П. (2009). «Комментарий к прощению», в Good Feelings: Psychoanalytic Reflections on Positive Emotion and Relationships , ed. С. Ахтар (Лондон: Карнак Букс), 441–452.

    Google Scholar

    Фрейли, Р.К., и Ройсман Г. И. (2015). Оставляет ли ранний опыт воспитания стойкий или временный след на адаптации в процессе развития? Curr. Мнение. Психол . 1, 101–106. DOI: 10.1016 / j.copsyc.2014.11.007

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фрейд, С. (1914). «О нарциссизме», в Стандартное издание Полных психологических трудов Зигмунда Фрейда , Vol. XIV, изд. Дж. Стрэчи (Лондон: Hogarth Press), 67–102.

    Google Scholar

    Фрейд, С.(1917). «Скорбь и меланхолия», в The Standard Edition of the Complete Psychological Works of Sigmund Freud , Vol. XIV, 237–258.

    Google Scholar

    Готтлиб, С. (2002). «Способность любить», в Love and Hate: Psychoanalytic Perspectives , ed. Д. Манн (Хоув: Бруннер-Рутледж).

    Google Scholar

    Гантрип, Х. (1992). Шизоидные явления, объектные отношения и самость. Лондон: Карнак Букс.

    Google Scholar

    Хаутцингер, М., Бауэр, М., Воралл, Х. и Келлер, Ф. (1994). Beck Depressions-Inventar (BDI). Bearbeitung Der Deutschen Ausgabe . Testhandbuch. Берн: Хубер.

    Google Scholar

    Hazan, C., and Shaver, P. (1987). Романтическая любовь концептуализирована как процесс привязанности. J. Pers. Soc. Psychol. 52, 511–524. DOI: 10.1037 / 0022-3514.52.3.511

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хендрик, К., и Хендрик, С. (1986). Теория и метод любви. J. Pers. Soc. Psychol. 50, 392–402. DOI: 10.1037 / 0022-3514.50.2.392

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ху, Л.-Т., и Бентлер, П.М. (1998). Индексы соответствия в моделировании ковариационной структуры: чувствительность к неверной спецификации недо параметризованной модели. Psychol. Методы 3, 424–453. DOI: 10.1037 / 1082-989X.3.4.424

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Янковский, К. С. (2016). «Charakterystyka psychometryczna polskiej wersji zrewidowanego Inwentarza Orientacji Socjoseksualnej (SOI-R)», в Wybrane Metody i Paradygmaty Badawcze w Psychologii , ред.Рынкевич, К. С. Янковский и В. Онищенко (Варшава: ученый), 77–92.

    Google Scholar

    Джонс, М. (1998). Социосексуальность и мотивация романтических отношений. J. Res. Чел. 32, 173–182. DOI: 10.1006 / jrpe.1997.2212

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Капуста, Н.Д., Филипп, А.С., и Файнберг, М.Э. (2017). Совместное воспитание в период перехода к отцовству: создание здоровой среды воспитания для детей. Остин Чайлд.Adolesc. Психиатрия 2: 1008.

    Кили Д., Огродничук Дж. С., Джойс А. С., Стейнберг П. И. и Пайпер В. Е. (2015). Нарциссизм и репрезентации отношений среди амбулаторных психиатрических больных. J. Personal. Disord. 29, 393–407. DOI: 10.1521 / pedi_2013_27_084

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кернберг, О. Ф. (1974b). Зрелая любовь: предпосылки и характеристики. J. Am. Психоанал. Доц. 22, 743–768.DOI: 10.1177 / 000306517402200402

    Frontiers | Подтолкнуть к лучшему? Выбор значений по умолчанию и побочные эффекты

    1. Введение

    Вмешательства в поведенческую политику, основанные на инструментах психологии и поведенческой экономики, в последнее время привлекают все большее внимание (например, List and Price, 2016; Liebe et al., 2018, для обзоров литературы). Цель таких вмешательств — направить поведение в желаемом направлении, когда использование классических инструментов политики, таких как налоги, субсидии или командно-административное регулирование, нецелесообразно, а политика должна опираться на добровольное участие субъектов ( е.г., Croson, Treich, 2014; Кестерних и др., 2017).

    Одним из наиболее заметных инструментов поведенческой политики является выбор по умолчанию. Политики (и другие практики) все чаще используют варианты выбора по умолчанию, потому что они считают, что значения по умолчанию предлагают успешные и рентабельные способы инициирования изменения поведения. Действительно, выбор по умолчанию кажется очень эффективным стимулом для продвижения «хороших» причин. Например, дефолты успешно продвигают экологически чистый выбор, такой как использование контрактов на использование зеленой энергии (Pichert and Katsikopoulos, 2008; Ebeling and Lotz, 2015), они сильно влияют на благотворительные пожертвования (Altmann et al., 2014; Госвами и Урмински, 2016), и они помогают увеличить пенсионные накопления (Choi et al., 2003; Cronqvist and Thaler, 2004). Таким образом, несмотря на оживленные дискуссии об этичности использования дефолтов в качестве подталкивания (Bovens, 2009; Hausman and Welch, 2010; Desai, 2011; Sunstein, 2015), их эффекты распределения (Brown et al., 2011; Loefgren et al. al., 2012), и соответствует ли их использование критериям «либертарианского патернализма» (Carroll et al., 2009; Keller et al., 2011; Ghesla, 2017b), эффективность подталкивания по умолчанию для продвижения «хороших» причин имеет вообще было принято как должное.

    Тем не менее, для точной оценки общего воздействия побуждений по умолчанию на социально желаемое поведение политикам следует принимать во внимание не только прямое влияние побуждений по умолчанию на целевой выбор, но и потенциальные побочные эффекты первоначального поведения, вызванного по умолчанию для последующего, связанного поведения (см. также d’Adda et al., 2017). В принципе, такие поведенческие побочные эффекты могут усилить, устранить или даже обратить вспять изначально положительные эффекты выбора по умолчанию при оценке их влияния на совокупность соответствующих поведений (обзор см. В Truelove et al., 2014; Долан и Галицци, 2015). Например, если побуждение кого-то к благотворительному пожертвованию вытесняет другие просоциальные действия в будущем, например, из-за морального лицензирования (Khan and Dhar, 2006; Sachdeva et al., 2009; Mazar and Zhong, 2010), сеть Эффект выбора по умолчанию для поощрения просоциального поведения явно менее положительный — и может даже стать отрицательным, — чем когда такого побочного эффекта не происходит.

    В этой статье мы используем лабораторный эксперимент для изучения побочных эффектов просоциального поведения, вызванного ошибками выбора на первом этапе, на последующих просоциальных поведения на втором этапе.Таким образом, наше исследование представляет собой интервенционное исследование побочных эффектов (см. Sintov et al., 2019), в котором изучается, могут ли стандартные вмешательства вызвать поведенческие побочные эффекты на нецелевое, последующее поведение. Таким образом, наша статья дополняет и связывает два направления литературы: с одной стороны, литературу, изучающую побочные эффекты поведения (например, Meritt et al., 2010; Truelove et al., 2014; Dolan and Galizzi, 2015), и С другой стороны, литература, изучающая влияние побуждений по умолчанию на проэкологическое или просоциальное поведение (например,г., Талер и Санштейн, 2003; Пичерт и Кацикопулос, 2008; Меткалф и Долан, 2012; Альтманн и др., 2014; Санштейн и Райш, 2014; Эбелинг и Лотц, 2015; Госвами и Урминский, 2016). Насколько нам известно, существует только исследование d’Adda et al. (2017), который также связывает литературу о побуждающих вмешательствах с литературой о побочных эффектах поведения и исследует потенциальные побочные эффекты просоциального поведения, вызванного подталкиванием к последующему поведению. D’Adda et al. (2017) используют аналогичный дизайн, как и наш, для проверки соответствующих побочных эффектов поведения, вызванных различными политическими вмешательствами, включая ряд типичных «подталкиваний», таких как выбор по умолчанию и информация о социальных нормах.Они обнаружили, что поведение, вызванное традиционными политическими вмешательствами в форме денежных стимулов или договорного регулирования, имело положительные побочные эффекты (в основном из-за эффектов привязки), тогда как поведение, вызванное подталкивающими вмешательствами, не имело побочных эффектов. Однако в отношении вариантов выбора по умолчанию их результаты остались неубедительными, поскольку манипуляции с ними по умолчанию не оказали значительного влияния на исходное поведение. В нашем исследовании мы убедились, что стандартные манипуляции оказали статистически значимое влияние на целевое начальное просоциальное поведение.Это позволяет тестировать побочные эффекты просоциального поведения, вызванные успешным подталкиванием по умолчанию, на последующие связанные решения, которые не были напрямую нацелены на первоначальное подталкивание по умолчанию.

    Существующая эмпирическая литература о побочных эффектах поведения в последовательных просоциальных решениях указывает на возможность морального лицензирования. После первого доброго дела люди могут чувствовать себя вправе впоследствии действовать негативным образом, что приводит к негативным побочным эффектам исходного позитивного поведения на последующее поведение (например,г., Монин, Миллер, 2001; Jacobsen et al., 2010; Meritt et al., 2010; Конвей и Питц, 2012; Хардинг и Рэпсон, 2013; Тифенбек и др., 2013; Achtziger et al., 2015; Clot et al., 2016). Поскольку эффективный выбор по умолчанию в наших условиях усиливает просоциальное поведение при первоначальном решении, они могут вызвать тенденции морального лицензирования, побуждающие людей компенсировать свое высокое начальное просоциальное поведение (т. Е. Просоциальное пожертвование, инициированное по умолчанию в нашем эксперименте) посредством впоследствии менее просоциальное поведение.Поскольку такое компенсирующее поведение подорвет общую эффективность интервенций по умолчанию, важно изучить, приводит ли просоциальное поведение, поощряемое использованием просоциальных вариантов по умолчанию, к негативным побочным эффектам на последующее, нецелевое просоциальное поведение.

    Вопреки моральному разрешению, литература о побочных эффектах поведения также документирует эффекты моральной согласованности, согласно которым увеличение просоциального выбора, вызванное вмешательством, таким как выбор по умолчанию, должно впоследствии привести к еще более просоциальному поведению.Тем не менее, многие исследования, обнаружившие моральную последовательность, сделали это в установках, где последующее поведение было в области, противоположной исходному поведению (то есть просоциальное поведение, за которым следовало антисоциальное поведение, или наоборот, например, Freedman and Fraser, 1966 ; Beaman et al., 1983; Cialdini et al., 1995; Burger, 1999; Knez and Camerer, 2000; Fitzsimons and Shiv, 2001; Cherry et al., 2003; Grimm and Mengel, 2012; Baca-Motes et al. , 2013; Brandon et al., 2017). Поскольку цель нашего исследования состояла в том, чтобы изучить побочные поведенческие эффекты, связанные с ошибками выбора, разработанными для поощрения желательного просоциального поведения, участники нашего исследования столкнулись с первоначальным и последующим решением из одной и той же области (просоциальное пожертвование).Это отличается от принятия антиобщественных (например, мошенничества) решений, которые причиняют вред другим. Более того, в установках с поведенческими вторичными эффектами в той же (позитивной) области (например, действия в защиту окружающей среды) позитивные вторичные эффекты более вероятны, когда условия благоприятствуют потенциальным посредническим механизмам, таким как самоэффективность (когда люди узнают, что они могут и желание выполнять определенное поведение, например, Steinhorst et al., 2015; Lauren et al., 2016), когнитивную доступность недавнего соответствующего поведения (Sintov et al., 2019), или, соответственно, самосигнальной ценности поведения (Gneezy et al., 2012). По своей природе не похоже, что выбор по умолчанию запускает эти посреднические пути, которые могут привести к положительным вторичным эффектам, поскольку дефолты, как правило, влияют на поведение, даже если люди об этом не подозревают (например, Smith et al., 2013), тем самым не поощряя себя. -эффективность и делает просоциальное поведение менее доступным для познания и, следовательно, менее значимым для самосигнализации.

    В то время как предыдущая литература, таким образом, предполагает, что можно ожидать появления тенденций морального лицензирования, если просоциальное поведение вызвано дефолтом выбора при первом решении, в нашем эксперименте мы не обнаруживаем, что усиление просоциального поведения, вызванное дефолтным выбором, приводит к негативные побочные эффекты на последующее просоциальное поведение, которое не было напрямую направлено на подталкивание по умолчанию.Эти результаты несут некоторые позитивные сигналы для политиков и архитекторов выбора. Основываясь на наших выводах, в настоящее время нет причин, по которым архитекторам выбора нужно беспокоиться о негативных побочных эффектах от использования просоциального выбора по умолчанию.

    Остальная часть этого документа организована следующим образом. В разделе 2 представлен план эксперимента. В разделе 3 представлены поведенческие гипотезы. В разделе 4 обобщены результаты исследования. В разделе 5 обсуждаются соответствующие выводы и делается заключение.

    2. Схема эксперимента

    Чтобы изучить, влияет ли выбор по умолчанию в первом начальном решении на поведение в необработанном последующем решении , мы основали нашу экспериментальную схему на «парадигме последовательного поведения», которая обычно используется для экспериментального изучения побочных эффектов поведения (Mullen and Monin, 2016). Для обоих решений мы реализовали игры с диктаторами (Kahneman et al., 1986; Forsythe et al., 1994), чтобы иметь два очень похожих просоциальных действия в качестве инструмента для выявления потенциальных побочных эффектов дефолта в одном решении по связанное последующее решение без дефолта.Игра в диктатор — это стандартная игра в экспериментальной экономике и психологии, в которой обычно участвуют два игрока. Один игрок является активным лицом, принимающим решения (она), который получает определенное денежное вознаграждение, которое он может разделить между собой и другим (пассивным) игроком, получателем (им). Получателем может быть другой человек, но он также может быть экологической или социальной организацией или благотворительной организацией, которой лица, принимающие решения, могут делать пожертвования. Важно отметить, что получатель не может повлиять на то, какую сумму принимает решение о переводе лицо, принимающее решение, и у него нет возможности отклонить перевод.Таким образом, игра служит мерой добровольного просоциального поведения лица, принимающего решения. Он широко использовался в исследованиях просоциальных решений (см. Метаанализ в Engel, 2011).

    В частности, в нашем исследовании в первом решении участники играли в диктаторскую игру в паре с благотворительностью в качестве получателя («Диктаторский этап I»). В последующем втором решении участники играли в другую игру с диктатором, в которой они были в паре с случайно назначенным человеком в той же лабораторной сессии («Диктаторский этап II»).На обоих этапах участники могут быть либо эгоистичными (и оставлять деньги для себя), либо просоциальными (и делиться некоторыми своими талантами с получателем). Важно отметить, что при наличии побочных эффектов решение на стадии диктатора II может зависеть от поведения на стадии диктатора I, а также от наличия и силы выбора по умолчанию на этой стадии.

    2.1. Метод и процедуры

    2.1.1. Диктатор Этап I

    Участники сыграли в диктаторскую игру в паре с получателем в виде благотворительной организации.Они могли выбирать из девяти различных благотворительных организаций, которые служат хорошо сбалансированному набору целей, например, благотворительные организации, занимающиеся вопросами окружающей среды и охраны природы, правами человека или вопросами здоровья. Таким образом, мы пытались исключить ситуации, в которых участники хотели бы сделать пожертвование, но не смогли найти для этого подходящую благотворительную организацию (Crumpler and Grossman, 2008). Участники получали информацию о каждой благотворительной организации, читая заявление о целях.

    Участники получили информацию о каждой благотворительной организации, которую им нужно было прочитать, прежде чем они смогли сделать выбор.Прочитав обо всех благотворительных организациях, участники решили, в какую из девяти благотворительных организаций (можно было выбрать только одну) и сколько пожертвовать. Участники получили в общей сложности 200 экспериментальных баллов (ЭКЮ) на свой выбор, из которых 100 баллов они оставили в качестве платы за участие. 100 ЭКЮ оставалось решить, сколько пожертвовать на благотворительность. У участников также была возможность ничего не жертвовать и оставить себе все экспериментальные баллы.

    Мы реализовали три варианта лечения в Dictator Stage I:

    1. ПО УМОЛЧАНИЮ НЕТ : Участники могут активно выбирать, сколько пожертвовать на благотворительность. Им пришлось активно вводить желаемую сумму в поле ввода. Поле ввода изначально было пустым.

    2. СЛАБОЕ ПО УМОЛЧАНИЮ : Мы подтолкнули участников к тому, чтобы они были полностью про-социальными и по умолчанию жертвовали максимально возможную сумму на благотворительность. Таким образом, размер пожертвования по умолчанию был установлен на максимальную сумму, которую участники могли пожертвовать (100 ЭКЮ). Участники могли изменить заранее установленную сумму, просто щелкнув поле и введя желаемое пожертвование.

    3. СИЛЬНЫЙ ПО УМОЛЧАНИЮ : Мы снова подтолкнули участников к тому, чтобы они были полностью просоциальными, установив пожертвование по умолчанию на максимально возможную сумму, которая может быть пожертвована. Чтобы изменить сумму, участникам сначала нужно было выполнить задание ползунка (Gill and Prowse, 2018). В частности, чтобы изменить пожертвование по умолчанию, участники должны были переместить 48 ползунков на значение 50. Только после выполнения задачи участники могли изменить сумму пожертвования. Если они не выполнили задачу слайдера, они должны были пожертвовать сумму по умолчанию.

    Многие значения по умолчанию, используемые при благотворительных пожертвованиях (Altmann et al., 2014) или в целях защиты окружающей среды (см. Brown et al., 2013; Egebark and Ekstroem, 2016), сопоставимы с нашей слабой обработкой по умолчанию. Однако в литературе приводится множество объяснений того, почему люди придерживаются значений по умолчанию. Например, значения по умолчанию могут быть установлены таким образом, чтобы было рационально следовать значениям по умолчанию (Croson and Treich, 2014), они могут передавать информацию об определенных вариантах выбора по сравнению с другими и качестве сигнала (Dinner et al., 2011; Coffman et al., 2015), или следование по умолчанию может быть просто менее сложным в когнитивном отношении (Sintov and Schultz, 2017). Последний пункт указывает на то, что часто кажется, что значения по умолчанию работают (то есть люди остаются с параметрами по умолчанию), потому что людям сложно сделать активный выбор и отказаться от использования по умолчанию. Таким образом, наша строгая процедура по умолчанию варьирует стоимость отказа. Взятые вместе, наши две процедуры по умолчанию учитывают тот факт, что отказ от использования по умолчанию может быть более или менее сложным в разных ситуациях.

    Мы завершили экспериментальный план с помощью двухуровневой стратегии управления:

    1. КОНТРОЛЬНЫЙ ДОХОД : Участники не принимали активного участия в этапе I «Диктатор», но получали единовременные выплаты в дополнение к своим гонорарам за явку. Суммы этих единовременных выплат были получены из распределения сумм пожертвований, которые участники выбрали в условиях лечения, описанных выше. Таким образом, каждое решение о пожертвовании в режимах NO DEFAULT, WEAK DEFAULT и STRONG DEFAULT согласовывалось с единовременной выплатой, которую участник получил в условии КОНТРОЛЬНОГО ДОХОДА.В чисто денежном выражении участники КОНТРОЛЬНОГО ДОХОДА, таким образом, прибыли на 2-ю стадию диктатора в точно такой же ситуации, как и подобранный участник одного из курсов лечения, однако без принятия решения о пожертвовании на 1-й стадии диктатора. любые возможные эффекты дохода дают нам консервативный базовый уровень, с которым мы можем сравнивать решения, принятые на стадии диктатора II в наших трех основных методах лечения.

    2. КОНТРОЛЬНАЯ ПАССИВНАЯ РАЗДАЧА : Участники получали идентичные единовременные выплаты в соответствии с той же процедурой, что и участники КОНТРОЛЬНОГО ДОХОДА.Тем не менее, они участвовали (в ограниченной степени) в стадии I диктатора, выбирая благотворительную организацию, в которую было сделано заранее определенное пожертвование. Предоставив участникам возможность выбрать благотворительную организацию, в которую было направлено пожертвование, мы убедились, что компонент альтруистической полезности, т. Е. Индивидуальное знание того, что пожертвование было совершено на этапе I диктатора, был сопоставим с полезностью участников в параметрах NO DEFAULT, WEAK DEFAULT , и СИЛЬНЫЕ методы лечения по умолчанию. Кроме того, когда участники читали о благотворительных организациях на этапе I «Диктатор» в условиях лечения, это условие также учитывает любые возможные эффекты воздействия этой задачи на последующее решение на этапе II «Диктатор».

    2.1.2. Диктатор Этап II

    Участники играли в стандартную игру диктатора с другим участником в качестве получателя. Таким образом, каждый участник был случайным образом спарен с другим участником той же сессии. Оба участника остались полностью анонимными по отношению друг к другу и не смогли повлиять на решение другого участника. Чтобы максимизировать количество наблюдений, мы использовали вариант метода стратегии (Selten, 1967) и выявили выбор для обеих ролей диктатора и получателя соответственно.Метод стратегии — это обычная экспериментальная процедура для выявления всех возможных вариантов поведенческой игры у одного участника (см. Более подробное обсуждение и доказательства того, что лечебные эффекты, обнаруженные в экспериментах с прямым откликом, также воспроизводятся с помощью метода стратегии, см. Brandts and Charness, 2011). ). В нашей обстановке это означало, что мы просили участников принять решения относительно обеих ролей, существующих в игре, диктатора (то есть, какую часть своего вклада они хотели бы поделиться с получателем) и получателя.Таким образом, каждый участник решил распределить 200 экспериментальных баллов между собой и парным реципиентом. Однако было общеизвестно, что будет реализовано только одно решение каждой пары участников, и компьютер случайным образом определит, какое из них. Dictator Stage II был полностью идентичен для участников при всех обработках и контрольных условиях. Решения, принятые на этом этапе, составляют нашу главную зависимую переменную. В таблице 1 приведены экспериментальные параметры.

    Таблица 1 . Обзор экспериментальных параметров.

    2.1.3. Участники и процедуры

    Мы провели 23 занятия с 678 участниками в лаборатории Decision Science Laboratory (DeSciL) ETH Zurich. Процесс набора соответствовал стандартным протоколам в лаборатории, и мы не применяли никаких правил исключения, например, на основе уровня исследования или предмета. Мы набирали участников с помощью hroot, программного инструмента, который часто используется для набора участников для экспериментов по поведенческой экономике и который позволяет рандомизированно приглашать на экспериментальные сессии (см. Bock et al., 2014). Пул участников состоял из студентов Цюрихского университета и Швейцарского федерального технологического института (ETH) в Цюрихе. В нашей последней выборке 53% участников составляли женщины, а средний возраст составлял 22,9 года. Таблица A1 в Приложении A (Дополнительные материалы) предоставляет дополнительную описательную статистику по выборке участников (включая, помимо возраста и пола, показатели дохода, образования, черт Большой пятерки, потребности в познании, реактивности, сожаления и IQ для каждого из как в условиях эксперимента, так и в образце в целом.)

    Мы собрали данные для НЕТ ПО УМОЛЧАНИЮ, СЛАБЫЙ ПО УМОЛЧАНИЮ и соответствующих контрольных условий в июне, июле и сентябре 2016 года. Данные для СИЛЬНОГО ПО УМОЛЧАНИЮ и соответствующих ему контрольных условий были собраны в мае и июне 2018 г. Возможно, что ненаблюдаемые изменения в количество участников в период с 2016 по 2018 год могло повлиять на поведение участников. Однако, когда мы сравниваем данные за 2016 г. и за 2018 г. для соответствующих условий контроля (КОНТРОЛЬНЫЙ ДОХОД и КОНТРОЛЬНОЕ ПАССИВНОЕ РАЗДАЧИ), мы не обнаруживаем каких-либо существенных различий в поведении ( p >.100 для всех сравнений), поэтому мы объединяем данные за 2016 и 2018 годы для анализа. На рис. 1 представлена ​​временная шкала сбора данных. Каждое окно на рисунке представляет экспериментальный сеанс и отображает экспериментальные условия, реализованные в этом сеансе.

    Рисунок 1 . На рисунке показан график сбора данных. Каждое поле представляет собой один экспериментальный сеанс (продолжительностью около 50 минут каждый), метка указывает экспериментальные условия, реализованные в этом сеансе, а в скобках мы указываем количество участников в сеансе.) в контрольных группах мы сначала провели четыре сеанса NO DEFAULT и WEAK DEFAULT (в волне 2016 г.). Впоследствии мы варьировали лечение и контроль между сеансами, и сеансы выполнялись таким образом, чтобы лечение и контроль были равномерно распределены по разным временам и дням. Мы следовали той же процедуре для обработки СИЛЬНЫЙ ПО УМОЛЧАНИЮ и соответствующим условиям КОНТРОЛЯ ДОХОДА и КОНТРОЛЬНОГО ПАССИВНОГО РАЗДАЧИ в волне сбора данных в 2018 году. Таким образом, мы сначала провели четыре сеанса лечения СИЛЬНЫЙ ПО УМОЛЧАНИЮ, чтобы собрать информацию о пожертвовании на стадии диктатора I и распределение доходов для второго этапа диктатора.Мы компьютеризировали эксперимент, используя z-tree, программный инструмент, часто используемый в экспериментальной экономике, который позволяет проводить анонимные интерактивные эксперименты по принятию решений в лаборатории (см. Fischbacher, 2007). Экспериментальная сессия длилась примерно 50 минут.

    В начале занятия участников случайным образом распределили по кабинетам, оборудованным компьютерами. Были зачитаны общие правила участия, и участники подписали форму согласия. Они получили инструкции на экране для каждой части исследования (см. Приложение C в дополнительных материалах, которое содержит полный набор экспериментальных инструкций, предоставленных участникам).Участники знали, что исследование будет состоять из нескольких частей, но содержание каждой части не было раскрыто до тех пор, пока не были даны соответствующие инструкции. Для обеспечения понимания участники должны были ответить на контрольные вопросы перед каждой частью. Когда участники задавали вопросы на понимание, экспериментатор отвечал индивидуально и конфиденциально.

    Участники впервые завершили этап I «Диктатор» (кроме КОНТРОЛЬНОГО ДОХОДА). Впоследствии мы включили задание-заполнитель между I и II уровнями диктатора.В этом задании участники выполнили сокращенную версию IQ-теста Кателла (1940). Тест был разделен на две части, каждая из которых длилась ровно 90 секунд. Задача заполнителя заключалась в том, чтобы временно разделить диктаторскую стадию I и II. Это разделение может иметь значение при рассмотрении предлагаемых основных психологических механизмов согласованности или лицензионных эффектов. Одно направление исследований утверждает, что люди накапливают моральные ценности, когда ведут себя «хорошо», которые они затем используют позже, например, чтобы компенсировать последующее поведение (Jordan et al., 2011). Другое направление исследований утверждает, что люди используют начальное «хорошее» поведение в качестве критерия для интерпретации негативного последующего поведения как неотрицательного (Monin and Miller, 2001). Задача наполнителя служит обоим механизмам, поскольку, с одной стороны, она давала участникам достаточно времени для накопления моральных заслуг, а с другой стороны, она все еще была достаточно короткой, чтобы в последующем поведении участники запомнили свое первоначальное поведение. Кроме того, задача наполнителя ограничивает потенциал спроса (Zizzo, 2010) и эффекты привязки (e.g., d’Adda et al., 2017) и добавляет к внешней достоверности результатов, так как в соответствующих реальных условиях первоначальное поведение, скорее всего, не сразу следует за соответствующим последующим поведением. После выполнения задания-наполнителя участники перешли ко второму этапу «Диктатор». По завершении этих задач они получили отзывы об их окончательном выигрыше, и их попросили заполнить дополнительную анкету. Средний платеж составлял примерно 26 швейцарских франков. Кроме того, участники пожертвовали 2155 швейцарских франков девяти различным благотворительным организациям.

    3. Поведенческие прогнозы и гипотезы

    Эксперимент был разработан для изучения потенциальных побочных поведенческих эффектов, возникающих в результате начального просоциального благотворительного поведения на последующее благотворительное поведение в соответствующем решении. В частности, мы были заинтересованы в том, чтобы проверить, повлияет ли использование параметров выбора по умолчанию, которые инициировали отдачу в начальном поведении на стадии диктатора I, на поведенческие побочные эффекты, влияющие на последующее решение на стадии диктатора II.

    Чтобы направлять наш анализ в разделе 4, мы предоставляем поведенческие прогнозы и проверяемые гипотезы, основанные на существующей литературе в этом разделе.Поскольку мы хотим протестировать эффект побочных поведенческих эффектов после просоциального поведения в условиях с заранее установленным значением по умолчанию, мы сначала представляем гипотезы о том, что на первом этапе диктаторское поведение проявляется в различных подходах по умолчанию, в разделе 3.1. Кроме того, в разделе 3.2 мы представляем гипотезы о потенциальных побочных эффектах, возникающих в результате сдачи на этапе I диктатора на поведение даяния на этапе II диктатора.

    3.1. Влияние дефолтов на пожертвования на этапе диктатора I

    Большое количество литературных документов, в которых люди часто следуют предустановленным вариантам, когда им предлагают выбор по умолчанию (например,г., Талер и Санштейн, 2003; Альтманн и др., 2014; Эбелинг и Лотц, 2015). Поскольку мы заинтересованы в выявлении потенциальных побочных эффектов просоциального поведения, вызванного невыполнением выбора, на последующее, нецелевое просоциальное поведение, предоставление дополнительных доказательств прямых эффектов отказа в выборе не является главной задачей нашего исследования. Однако, чтобы иметь возможность изучать потенциальные побочные эффекты, нам сначала необходимо установить наличие эффекта по умолчанию в нашем исследовании на прямо направленное просоциальное поведение (дается на стадии диктатора I).В частности, мы используем два разных значения по умолчанию в Dictator Stage I. Значения по умолчанию различаются по уровню усилий, необходимых для изменения заранее установленной суммы пожертвования. Хотя причины для принятия решений по умолчанию разнообразны, в литературе также указывается, что усилия являются основным фактором, не позволяющим людям изменить заранее заданный выбор (Brown et al., 2013; Altmann et al., 2014; Egebark and Ekstroem, 2016; Sintov and Шульц, 2017). Основываясь на существующей литературе по выбору значений по умолчанию, мы представляем гипотезы 1a-c:

    Гипотеза 1: Влияние дефолтов на сдачу на стадии диктатора I

    h2a Слабое подталкивание по умолчанию увеличивает отдачу на стадии диктатора I по сравнению с отдачей в состоянии отсутствия по умолчанию.

    h2b Сильный толчок по умолчанию увеличивает отдачу на стадии диктатора I по сравнению с отдачей в состоянии отсутствия по умолчанию.

    h2c Сильное подталкивание по умолчанию увеличивает отдачу на стадии диктатора I по сравнению со слабым подталкиванием по умолчанию.

    Обратите внимание, что неотрицание h2a и h2b необходимо для изучения нашего основного исследовательского вопроса, который касается влияния значений по умолчанию на потенциальные побочные эффекты первого поведения на втором этапе (см. Гипотезу 2 ниже). Таким образом, без значительного влияния дефолтов на уступки на этапе I диктатора, анализ возможных побочных эффектов на этапе II диктатора является устаревшим.

    3.2. Побочные эффекты, возникающие в результате жертвования на стадии диктатора I

    Гипотеза 1, таким образом, просто представляет собой необходимое условие для исследования побочных эффектов от уступки, вызванной невыполнением обязательств, на этапе I диктатора при сдаче на этапе II диктатора. Поведенческие побочные эффекты в условиях принятия решений без выбора по умолчанию были широко изучены, и соответствующая литература о побочных поведенческих эффектах от идентичных и тесно связанных просоциальных решений указывает на важность морального лицензирования (например,g., Schmitz, готовится к печати; Тифенбек и др., 2013; Hofmann et al., 2014; Achtziger et al., 2015; Эффрон и Конвей, 2015; Sass et al., 2015). Лица, которые жертвуют другим (или жертвуют на благотворительность) в первом решении, как правило, меньше демонстрируют такое поведение в последующих решениях. Поскольку мы принимаем два связанных друг с другом просоциальных решения, вполне вероятно, что и в нашем окружении мы увидим побочные эффекты в поведении. Следуя аргументам, представленным в литературе, более высокие пожертвования, вызванные дефолтом на стадии диктатора I, должны привести к негативным побочным эффектам пожертвований на стадии диктатора II.Мы представляем гипотезы 2a-c:

    Гипотеза 2: Побочные эффекты благотворительных пожертвований в стандартных условиях на этапе I диктатора на пожертвования на этапе II диктатора

    h3a По сравнению с условием отсутствия по умолчанию, более высокие начальные пожертвования на благотворительность, вызванные слабым выбором по умолчанию на этапе I диктатора, приводят к меньшим пожертвованиям на этапе II диктатора.

    h3b По сравнению с условием отсутствия по умолчанию, более высокие первоначальные пожертвования на благотворительность, вызванные сильным выбором по умолчанию на этапе I диктатора, приводят к меньшим пожертвованиям на этапе II диктатора.

    h3c По сравнению со слабым условием по умолчанию, более высокие начальные пожертвования на благотворительность, вызванные сильным выбором по умолчанию на этапе I диктатора, приводят к меньшим пожертвованиям на этапе II диктатора.

    Эти гипотезы морального лицензирования контрастируют с литературой, описывающей эффекты моральной согласованности, т. Е. Более высокое просоциальное поведение после антисоциального поведения в первоначальном решении (например, Freedman and Fraser, 1966; Beaman et al., 1983; Cialdini et al. ., 1995; Burger, 1999; Knez, Camerer, 2000; Fitzsimons, Shiv, 2001; Cherry et al., 2003; Гримм и Менгель, 2012; Baca-Motes et al., 2013; Brandon et al., 2017). Однако, как обсуждалось во введении, эта литература определяет побочные эффекты от первого решения ко второму решению, когда первое решение концептуально отличается от второго. В нашем исследовании оба решения предполагают пожертвования другим и поэтому очень похожи. Более того, как также обсуждалось во введении, предпочтения по умолчанию, по-видимому, вряд ли будут благоприятствовать механизмам-посредникам для положительных побочных эффектов, таких как самоэффективность (Steinhorst et al., 2015; Lauren et al., 2016), когнитивной доступности (Sintov et al., 2019) или самосигнализации (Gneezy et al., 2012).

    4. Результаты

    При представлении наших результатов мы следуем структуре гипотез, изложенной в разделе 3, сначала проверяя, оказали ли наши стандартные манипуляции существенное влияние на уступки на стадии I диктатора (гипотеза 1), а затем проверяем, повлияли ли варианты выбора по умолчанию на вторичный эффект уступка в стадии диктатора I на сдаче в стадии диктатора II (гипотеза 2).Наконец, мы сопоставляем результаты стандартной обработки с поведением в различных условиях контроля, отделяя возможные эффекты дохода и альтруистические мотивы от побочных эффектов, возникающих в результате уступки на стадии 1 диктатора. Заключительный регрессионный анализ обеспечивает всесторонний обзор всех результатов с потенциальными побочными эффектами.

    В качестве первого описательного анализа в таблице 2 представлен обзор предоставления вариантов выбора [в экспериментальных точках (ECU)] на этапах I и II диктатора для всех условий лечения и контроля.

    Таблица 2 . Сводные статистические данные.

    4.1. Влияние выбора по умолчанию на целевое поведение

    4.1.1. Влияние слабого дефолта на пожертвования на стадии диктатора I

    Наша слабая стандартная манипуляция в Dictator Stage I существенно повлияла на уровень пожертвований. Участники процедуры СЛАБЫЙ ПО УМОЛЧАНИЮ пожертвовали в среднем на 25% больше, чем участники, находившиеся в состоянии БЕЗ ПО УМОЛЧАНИЮ (34,26 ЭКЮ против 27,44 ЭКЮ). Таким образом, в соответствии с h2a, социально установленный слабый дефолт незначительно увеличил общую отдачу [ t (256) = −1.92, p = 0,056, Коэна d = 0,24)]. Кроме того, участники лечения СЛАБЫМ ПО УМОЛЧАНИЮ также имели незначительно более высокую распространенность выбора именно просоциально установленного значения по умолчанию (= 100 ЭКЮ) (11,6% при СЛАБЫМ ПО УМОЛЧАНИЮ против 4,6% при БЕЗ ПО УМОЛЧАНИЮ, z = 3,32, p = 0,069, n 1 = 129, n 2 = 129).

    Эффект по умолчанию может быть дополнительно разделен, если рассматривать отдачу как двухэтапный процесс принятия решения.Участники сначала решают, хотят они пожертвовать или нет. Выбравшись для пожертвования, они принимают решение о размере своего подарка (например, Moffatt, 2016, который считает такой анализ особенно важным для данных Dictator Game). Наша манипуляция по умолчанию не повлияла на количество участников, которые решили ничего не отдавать (24,8% при СЛАБЫХ ПО УМОЛЧАНИЮ против 24,8% при БЕЗ ПО УМОЛЧАНИЮ, z = 0,00, p = 1.000, n 1 = 129, n 2 = 129). Однако это повлияло на уровень пожертвований, когда участники решили пожертвовать.Сравнивая только участников, которые решили дать положительную сумму, эффект слабого дефолта сохраняется. Пожертвования в режиме СЛАБЫЙ ПО УМОЛЧАНИЮ (45,57 ЭКЮ) в среднем на 25% выше, чем при лечении БЕЗ ПО УМОЛЧАНИЮ (36,49 ЭКЮ). Эта разница в 9,08 ЭКЮ является статистически значимой [ t (192) = -2,45, p = 0,015].

    4.1.2. Влияние строгого дефолта на пожертвования на стадии диктатора I

    Как и в случае с h2b, участники курса СИЛЬНЫЙ ПО УМОЛЧАНИЮ пожертвовали в среднем на 114% больше на благотворительность, чем участники курса лечения НЕ ПО УМОЛЧАНИЮ (58.99 ECU против 27,44 ECU). Более того, в соответствии с h2c, на стадии I диктатора участники программы СИЛЬНЫЙ ПО УМОЛЧАНИЮ пожертвовали в среднем на 72% больше на благотворительность, чем участники лечения СЛАБЫЙ ПО УМОЛЧАНИЮ (58,98 ЭКЮ против 34,26 ЭКЮ). Следовательно, поддержка h2b и h2c наших более сильных манипуляций по умолчанию значительно увеличила уровень донорства по сравнению с этими двумя условиями [СИЛЬНЫЙ ПО УМОЛЧАНИЮ против НЕТ ПО УМОЛЧАНИЮ t (255) = -7,07, p <0,001, Коэновский d = 0.77; СИЛЬНЫЙ ПО УМОЛЧАНИЮ против СЛАБОГО ПО УМОЛЧАНИЮ: t (255) = -5,20, p <0,001, коэффициент Коэна d = 0,54]. Кроме того, участники лечения СИЛЬНЫЙ ПО УМОЛЧАНИЮ также с большей вероятностью пожертвовали точно заранее установленную сумму по умолчанию по сравнению с участниками лечения СЛАБЫЙ ПО УМОЛЧАНИЮ и по сравнению с участниками лечения НЕ ПО УМОЛЧАНИЮ (пропорциональные тесты: 49,6% в режиме СИЛЬНЫЙ ПО УМОЛЧАНИЮ против 4,6% НЕТ ПО УМОЛЧАНИЮ: z = 63,70, p <0.001, n 1 = 128, n 2 = 129; 49,6% при СИЛЬНОМ ПО УМОЛЧАНИЮ против 11,6% при СЛАБЫМ УСЛОВИИ: z = 42,04, p <0,001, n 1 = 128, n 2 = 129). Однако наша сильная манипуляция по умолчанию не повлияла на количество участников, которые решили ничего не давать (22,65% при СИЛЬНОМ ПО УМОЛЧАНИЮ против 24,8% при БЕЗ ПО УМОЛЧАНИЮ: z = 0,07, p = 0,796, n 1 = 129, n 2 = 129; 22.65% в СИЛЬНОМ ПО УМОЛЧАНИЮ против 24,8% ПО УМОЛЧАНИЮ ПО УМОЛЧАНИЮ: z = 0,07, p = 0,796, n 1 = 129, n 2 = 129).

    Тем не менее, сильный дефолт действительно повлиял на уровень пожертвований, когда участники решили дать положительную сумму. Участники, которые пожертвовали положительную сумму на благотворительность, пожертвовали в среднем на 67% больше в режиме СИЛЬНЫЙ ПО УМОЛЧАНИЮ (76,26 ЭКЮ) по сравнению с участниками в режиме СЛАБЫЙ ПО УМОЛЧАНИЮ (45,57 ЭКЮ). Эта разница в 30,69 ЭКЮ статистически значима [ t (194) = −6.86, p. <0,001]. Кроме того, участники курса СИЛЬНЫЙ ПО УМОЛЧАНИЮ (76,26 ЭКЮ) дали в среднем на 109% больше, чем участники лечения НЕ ПО УМОЛЧАНИЮ (36,49 ЭКЮ). Эта разница в 39,77 ЭКЮ снова является статистически значимой [ t (194) = -9,58, p <0,001].

    4.2. Побочные эффекты

    4.2.1. Влияние благотворительности при слабом стандартном обращении на первом этапе диктатора на благотворительность на втором этапе диктатора

    Для того, чтобы оценить побочный эффект от уступки в слабом режиме по умолчанию на этапе 1 до поведения на втором этапе (h3a), мы сравниваем предоставление на этапе II диктатора между обработками СЛАБЫЕ ПО УМОЛЧАНИЮ и НЕ ПО УМОЛЧАНИЮ.Таблица 2 показывает, что участники обоих видов лечения отдали примерно одну пятую своего вклада парному реципиенту. В режиме NO DEFAULT участники дали 35,89 ЭКЮ (18% от их запаса). В режиме СЛАБЫЙ ПО УМОЛЧАНИЮ средняя отдача составила 39,69 ЭКЮ (20% от пожертвования). Разница менее 4 ЭКЮ не является статистически значимой [ t (256) = -0,80, p = 0,427, Коэна d = 0,10]. Таким образом, поддержка h3a отсутствует, поскольку мы не находим значительного побочного эффекта при слабой обработке по умолчанию.Мы суммируем это открытие как наш первый результат:

    Результат 1 . Отсутствуют побочные поведенческие эффекты от сдачи на первом этапе лечения СЛАБОЙ ПО УМОЛЧАНИЮ при последующей сдаче. Более высокая начальная отдача на стадии I диктатора в режиме СЛАБЫЙ ПО УМОЛЧАНИЮ не ведет к снижению отдачи на стадии 2 диктатора по сравнению с лечением НЕТ ПО УМОЛЧАНИЮ.

    4.3. Влияние сдачи при строгом невыполнении обязательств на этапе I диктатора на жертвование на этапе II диктатора

    В таблице 2 указано, что участники процедуры СИЛЬНЫЙ ПО УМОЛЧАНИЮ также передали примерно одну пятую своего вклада другому получателю.Это очень похоже на суммы, указанные участниками лечения СЛАБЫЙ ПО УМОЛЧАНИЮ и лечения НЕТ ПО УМОЛЧАНИЮ. Фактически, нет различий в назначении Стадии диктатора II между обработками, которые являются статистически значимыми [СЛАБЫЙ ПО УМОЛЧАНИЮ vs. СИЛЬНЫЙ ПО УМОЛЧАНИЮ: t (255) = -0,24, p = 0,810, Коэна d = 0,03 ; НЕТ ПО УМОЛЧАНИЮ vs. СИЛЬНЫЙ ПО УМОЛЧАНИЮ t (255) = -1,01, p = 0,314, Коэновский d = 0,13], и поэтому нет поддержки ни для h3b, ни для h3c.Не похоже, что выбор по умолчанию при уступке на стадии диктатора I ведет к моральному разрешению на стадии диктатора II. Мы суммируем эти результаты во втором результате:

    Результат 2 . Отсутствуют побочные поведенческие эффекты от сдачи на первом этапе лечения СИЛЬНЫЙ ПО УМОЛЧАНИЮ при последующей сдаче. Более высокая начальная отдача на стадии диктатора I при лечении СИЛЬНЫЙ ПО УМОЛЧАНИЮ не приводит к более низкой отдаче на стадии 2 диктатора по сравнению с лечением НЕТ ПО УМОЛЧАНИЮ .

    Рисунок 2 иллюстрирует результаты, представленные на данный момент. Рисунок 2A рисунка иллюстрирует статистически значимое влияние как слабого, так и сильного дефолта на пожертвование на стадии диктатора I (с условием СИЛЬНЫЙ ПО УМОЛЧАНИЮ, значительно увеличивающим уровни пожертвований по сравнению со СЛАБЫМ ПО УМОЛЧАНИЮ). Рисунок 2B рисунка показывает, что на необработанной стадии диктатора II не может наблюдаться дифференциального распространения первоначального решения, поскольку мы не находим существенных различий между экспериментальными условиями.

    Рисунок 2 . Выбор на I и II этапах диктатора. Панель (A) Демонстрирует принятие решений (средние баллы, пожертвованные благотворительным организациям) на этапе I «Диктатор» в случаях «НЕТ ПО УМОЛЧАНИЮ», «СЛАБЫЙ ПО УМОЛЧАНИЮ» и «СИЛЬНЫЙ ПО УМОЛЧАНИЮ». Панель (B) Показывает среднюю отдачу (баллы, начисленные получателю) на стадии диктатора II для трех условий лечения. Столбцы ошибок обозначают плюс / минус одну стандартную ошибку среднего.

    4.4. Доход и альтруистические мотивы

    Чтобы подвергнуть наши результаты, касающиеся потенциальных побочных эффектов, более консервативному тесту и убедиться в надежности наших результатов, мы использовали двухуровневую стратегию контроля.Если сравнивать только варианты лечения «НЕТ ПО УМОЛЧАНИЮ» с вариантами лечения «СЛАБЫЙ ПО УМОЛЧАНИЮ» и «СИЛЬНЫЙ ПО УМОЛЧАНИЮ» на стадии II диктатора, можно упустить соответствующие различия между методами лечения, связанными с эффектами дохода и альтруистическими мотивами. В частности, из-за своего решения о пожертвовании участники прибыли с разными суммами денег на стадии II «Диктатор» в режимах по умолчанию, по сравнению с участниками в режиме NO DEFAULT. Это, с одной стороны, влияет на доход участников лечения по умолчанию.С другой стороны, на мотивацию альтруизма также может повлиять более высокая сумма пожертвований на стадии I диктатора при стандартном лечении. Чтобы контролировать эффект чистого дохода, мы используем условие КОНТРОЛЬ ДОХОДА, при котором участники не принимали решение о пожертвовании на стадии I диктатора, но имели тот же доход, что и участники лечения по умолчанию, когда они принимали свои решения на стадии диктатора II. Чтобы контролировать также альтруистическую мотивацию, мы провели условие КОНТРОЛЬ ПАССИВНОГО РАЗДАЧИ, в котором участники также имели такой же доход, как и участники лечения по умолчанию на этапе I диктатора, но без активного пожертвования на этапе I и вместо этого просто узнав, что пожертвование был сделан на благотворительность (и в каком размере), чтобы поддерживать постоянную альтруистическую полезность.Мы сравниваем сдачу на стадии II диктатора в этих условиях с уступкой на стадии II диктатора при лечении «НЕ ПО УМОЛЧАНИЮ» и режиму «СЛАБЫЙ ПО УМОЛЧАНИЮ» и «СИЛЬНЫЙ ПО УМОЛЧАНИЮ» соответственно.

    Результаты наших контрольных условий дополнительно подтверждают результаты 1 и 2. Выбор участников в режимах NO DEFAULT и WEAK DEFAULT существенно не отличался от вариантов в соответствующих случаях в условиях CONTROL INCOME и CONTROL PASSIVE GIVING [NO ПО УМОЛЧАНИЮ (35.89 ECU) в сравнении с ДОХОДОМ ОТ КОНТРОЛЯ (39,39 ECU): т (176) = -0,53, p = 0,594; ОТСУТСТВИЕ ПО УМОЛЧАНИЮ (35,89 ЭБУ) по сравнению с ПАССИВНОЙ ПОДАЧЕЙ КОНТРОЛЯ (34,57 ЭБУ): т (173) = 0,21, p = 0,838; СЛАБЫЙ ПО УМОЛЧАНИЮ (39,69 ЭКЮ) по сравнению с КОНТРОЛЬНЫМ ДОХОДОМ (40,20 ЭКЮ): т (176) = 0,08, p = 0,939; СЛАБЫЙ ПО УМОЛЧАНИЮ (39,69 ЭКЮ) в сравнении с ПАССИВНОЙ ПОДАЧЕЙ КОНТРОЛЯ (43,70 ЭКЮ): т (173) = 0,57, p = 0,567]. Аналогичным образом, подтверждая Результат 2, выбор участников в режиме СИЛЬНЫЙ ПО УМОЛЧАНИЮ существенно не отличался от выбора участников в условиях КОНТРОЛЬНЫЙ ДОХОД или КОНТРОЛЬНО-ПАССИВНОЕ ПОДАЧА [СИЛЬНЫЙ ПО УМОЛЧАНИЮ (40.94 ECU) по сравнению с ДОХОДОМ ОТ КОНТРОЛЯ (50,8 ECU): т (176) = 1,37, p = 0,171; СИЛЬНЫЙ ПО УМОЛЧАНИЮ (40,94 ЭКЮ) по сравнению с ПАССИВНОЙ ПОДАЧЕЙ КОНТРОЛЯ (43,65 ЭКЮ): т (178) = 0,39, p = 0,697].

    Таким образом, более тщательная проверка потенциальных побочных эффектов путем контроля альтруистических мотиваций и эффектов дохода подкрепляет наши Результаты 1 и 2. Ни разные доходы, ни разные альтруистические мотивации, возникающие в результате более высокой отдачи на стадии диктатора I, похоже, не влияют на отдачу на стадии диктатора. II.

    В качестве заключительного шага в таблице 3 мы приводим результаты регрессионного анализа, позволяющие проанализировать, различались ли побочные эффекты между экспериментальными условиями при контроле потенциальных эффектов дохода на индивидуальном уровне. Обратите внимание, что для попарного сравнения обработок по умолчанию с условиями КОНТРОЛЬНОГО ДОХОДА и КОНТРОЛЬНОГО ПАССИВНОГО РАЗДАЧИ на основе t -тестов, о которых говорилось выше, нам пришлось разделить наблюдения из условий КОНТРОЛЬНОГО ДОХОДА и КОНТРОЛЬНОГО ПАССИВНОГО РАЗДАЧИ на группы, соответствующие соответствующим критериям. условия лечения (подробности см. в Приложении B дополнительных материалов).Разделение на группы производилось случайным образом, но это снижает статистическую мощность. Подход регрессии позволяет избежать этого разделения и имеет то преимущество, что вместо этого мы можем просто добавить индивидуальный денежный доход, полученный участником в эксперименте, до стадии диктатора II в качестве контрольной переменной. Это увеличивает статистическую мощность и, таким образом, обеспечивает еще более надежную проверку результатов, полученных нами в разделе 4.2.

    Таблица 3 . Модели регрессии: уступка диктатора, этап II.

    В регрессиях, представленных в Таблице 3, переменная «Доход до ГД II» отражает денежный доход, полученный участником в эксперименте до принятия решения о предоставлении на этапе II диктатора. Мы включаем манекены для наших экспериментальных условий, при этом обработка NO DEFAULT является опущенной базовой категорией. Мы взаимодействуем с манекенами для экспериментальных условий с переменной «Доход до DG II», чтобы учесть вероятную возможность того, что эффекты этой переменной различаются между экспериментальными условиями.Причина в том, что «доход», с которым участник прибыл на стадию диктатора II, был эндогенно определен путем предоставления участниками в режимах NO DEFAULT, WEAK DEFAULT и STRONG DEFAULT, тогда как он был назначен экзогенно посредством процедуры сопоставления в CONTROL INCOME. и КОНТРОЛИРУЙТЕ условия ПАССИВНОЙ РАЗДАЧИ.

    Манекены лечения в регрессиях, представленных в Таблице 3, могут быть интерпретированы напрямую как фиксирующие разницу в предоставлении на стадии II диктатора между соответствующим лечением и пропущенной базовой категорией, условием НЕТ ПО УМОЛЧАНИЮ, с одновременным контролем эффектов дохода.Таким образом, несущественные коэффициенты для манекенов лечения для СЛАБОГО ПО УМОЛЧАНИЮ и СИЛЬНОГО ПО УМОЛЧАНИЮ в регрессии МНК показывают, что в среднем и по сравнению с лечением НЕТ ПО УМОЛЧАНИЮ ни слабое, ни сильное значение по умолчанию в первоначальном решении о донорстве на стадии I диктатора не привело к различным решениям о подаче на второй стадии диктатора. Таким образом, несмотря на то, что значения по умолчанию существенно повлияли на решения о раздаче на стадии диктатора I, не было никакого побочного эффекта от этой увеличенной раздачи на стадии диктатора I на стадии диктатора II.Также не было значительных различий в соответствии с регрессией OLS при сравнении СЛАБЫЕ ПО УМОЛЧАНИЮ и СИЛЬНОЕ ПО УМОЛЧАНИЮ с двумя контрольными условиями, а также СЛАБЫЕ ПО УМОЛЧАНИЮ и СИЛЬНОЕ ПО УМОЛЧАНИЮ друг с другом ( p > 0,100 для всех F-тестов пост-оценки для этих сравнений. ). Низкие значения R 2 соответствуют отсутствию статистически значимых различий между экспериментальными обработками.

    Кроме того, мы снова анализируем данные о принятии решений на втором этапе диктатора как двухэтапный процесс принятия решений.Этот анализ основан на предположении, что участники сначала решают, давать ли что-то вообще, а затем на втором этапе решают, сколько отдавать. В регрессионном анализе этот двухэтапный процесс принятия решения наиболее точно описывается двухчастной моделью (см. Moffatt, 2016). Чтобы реализовать двухчастную регрессию, мы использовали линейную вероятностную модель (LPM) для моделирования бинарного решения дать любую положительную сумму получателю сначала, а затем гамма-GLM для оценки того, сколько участник дал (при условии дает положительную сумму) на втором этапе.Как показывают результаты LPM, представленные в соответствующем столбце таблицы 3, по сравнению с обработкой NO DEFAULT, обработка STRONG DEFAULT значительно сократила количество людей, которые решили дать положительное количество реципиенту на стадии II диктатора. Этот негативный эффект также значим при сравнении лечения СИЛЬНЫЙ ПО УМОЛЧАНИЮ со СЛАБЫМ ПО УМОЛЧАНИЮ ( p = 0,009), КОНТРОЛЬНЫМ ДОХОДОМ ( p = 0,024) и КОНТРОЛЬНЫМ ПАССИВНЫМ ПОДАРОМ ( p = 0,021) с использованием пост-оценки F- тесты.Тем не менее, те участники в STRONG DEFAULT, которые действительно дали что-то получателю, дали больше, чем участники в NO DEFAULT, что привело к незначительному различию в среднем по даванию, которое мы обнаружили в регрессии OLS. Сравнивая коэффициент гамма-GLM манекена для лечения СИЛЬНЫЙ ПО УМОЛЧАНИЮ с коэффициентами двух контрольных условий и СЛАБЫМ ПО УМОЛЧАНИЮ, мы обнаруживаем, что при условии получения положительного значения не было значительных различий в отдаче в этих условиях ( p > 0.100 для всех постоценочных тестов Вальда).

    Таким образом, в целом, регрессионный анализ также подтверждает, что в среднем ни слабый, ни сильный дефолт в нашем исследовании не приводил к отрицательным побочным эффектам от первоначального выбора при последующем выборе в среднем. Результаты двухэтапной модели дают некоторые дополнительные интересные выводы, так как СИЛЬНЫЙ ПО УМОЛЧАНИЮ уменьшил количество людей, готовых что-либо отдать на стадии диктатора II. Однако это негативное влияние сильного дефолта на склонность давать было компенсировано более высокими пожертвованиями тех участников, которые все же решили что-то дать.

    5. Обсуждение и выводы

    В этом исследовании мы исследовали потенциальные побочные эффекты повышенного просоциального поведения, вызванного просоциальным выбором по умолчанию, на нецелевое последующее поведение. Для этого мы противопоставили последующее просоциальное поведение, когда не было дефолта, легко изменяемого «слабого» дефолта и дорогостоящего переключения на «сильный» дефолт, реализованный для стимулирования начального просоциального поведения. Мы протестировали потенциальные побочные эффекты поведения, вызванного этими ошибками выбора, на последующее поведение, применив двухуровневую стратегию контроля, принимая во внимание потенциально компенсирующие эффекты различных уровней дохода и альтруистических мотиваций, проистекающих из первоначального поведения.

    Наши результаты дают важную информацию как для политиков, так и для исследователей. Они несут хорошие новости для политиков, которые используют выбор по умолчанию для поощрения просоциального выбора, потому что как ненавязчивый (слабый), так и дорогостоящий для переключения (сильный) дефолт, который мы реализовали в нашем исследовании, не вызвали проблемных эффектов с течением времени. В целом, рост просоциальной благотворительности, вызванный дефолтным выбором, не привел к тому, что участники компенсировали и уменьшили свои пожертвования в более позднем выборе без дефолта.Несмотря на то, что СИЛЬНЫЙ ПО УМОЛЧАНИЮ привел к тому, что на стадии 2 диктатора число положительных передач уменьшилось, этот эффект был компенсирован более высокими передачами тех участников, которые все же решили что-то дать. Таким образом, хотя, как и предполагалось — и в соответствии с обширной и растущей литературой, документирующей эффективность вариантов выбора по умолчанию — значения по умолчанию, которые мы реализовали в нашем исследовании, оказали значительное положительное влияние на целевое просоциальное поведение, не было морального лицензирования в форме негативных побочных эффектов на последующее поведение.

    Наши результаты обнадеживают еще больше, потому что рост просоциальных пожертвований на стадии диктатора I, вызванный выбором по умолчанию, был большим, особенно с учетом строгого режима по умолчанию. Сильный дефолт более чем вдвое увеличил отдачу на стадии диктатора I по сравнению с условием отсутствия по умолчанию, и размер эффекта был большим по типичным меркам (Коэна d = 0,74). Эти результаты важны для исследователей, изучающих моральное лицензирование. Учитывая существующую литературу по моральному лицензированию, стоит отметить, что вмешательство, которое настолько сильно усиливает просоциальное поведение, не приводит к какой-либо компенсации в последующем просоциальном поведении.Отсутствие побочных эффектов еще более примечательно, учитывая, что эти два поведения были временно очень близки друг к другу, поскольку имели место в течение относительно короткого лабораторного сеанса.

    Можно утверждать, что некоторые особенности нашего экспериментального плана, в частности задача наполнителя и характер принятия решения на стадии диктатора II, могли облегчить участникам рассмотрение решений как не связанных между собой и, таким образом, способствовали отсутствию побочных эффектов. Однако, несмотря на то, что наши наблюдения и выводы, конечно, ограничиваются конкретной экспериментальной установкой, которую мы реализовали, мы считаем, что эта установка обеспечила подходящую среду для обнаружения соответствующих побочных эффектов просоциального поведения, вызванных выбором по умолчанию для последующих и последующих действий. аналогичные просоциальные решения.Во-первых, задание наполнителя длилось максимум 180 секунд во время проведения эксперимента. Следовательно, если отвлекающих факторов, таких как вспомогательные задания, достаточно для устранения потенциальных побочных эффектов, маловероятно, что такие побочные эффекты действительно актуальны для принятия решений в реальной жизни, когда время, которое проходит между потенциально связанными решениями, вероятно, будет дольше. Более того, в исследованиях, следующих парадигме последовательного поведения, часто используются задания-заполнители, чтобы обеспечить достаточную дифференциацию между начальным и последующим поведением (например,г., Сачдева и др., 2009; Gneezy et al., 2012). Во-вторых, хотя получатель в игре «Диктатор», реализованной на этапе II «Диктатор» (другой участник), отличался от получателя на этапе I «Диктатор» (где это была благотворительная организация), концептуально эти два решения были очень похожи. Оба раза участники получали определенную сумму денег и решали, сколько отдать кому-то другому. Предыдущие исследования выявили отрицательные или положительные побочные эффекты с поведением, которое в концептуальном плане кажется гораздо более отличным от этого, таким как, например, экономия потребления воды и электроэнергии (Tiefenbeck et al., 2013) или сделать пожертвование и сказать правду (Gneezy et al., 2012). Более того, при разработке эксперимента мы сознательно решили применить несколько иное решение на стадии диктатора II по сравнению с стадией диктатора I, так как этот случай кажется более актуальным с практической точки зрения. В действительности, вероятно, редко бывает, чтобы человек снова сразу же сталкивался с одним и тем же просоциальным решением и что в первый раз он был подвержен дефолту выбора, тогда как во второй раз это не так.Скорее, что более важно с нашей точки зрения, человек, скорее всего, столкнется с другими просоциальными решениями, которые похожи в том смысле, что они имеют просоциальное измерение с ними, но это не совсем то же самое. Таким образом, если поведенческие побочные эффекты имеют значение для общего воздействия дефолтов выбора на просоциальное поведение, эти побочные эффекты необходимо будет наблюдать не на одном и том же решении, а скорее на связанных и похожих, но не совсем идентичных решениях.

    Основываясь на наших данных, мы, таким образом, заключаем, что поощрение просоциальных решений посредством использования значений по умолчанию — со значительными затратами или без существенных затрат на отказ от участия — не влияет на последующее нецелевое просоциальное поведение.Это обнадеживающее открытие для политиков, которые хотят стимулировать просоциальное поведение с помощью выбора по умолчанию, но опасаются последующих неблагоприятных последствий.

    Конечно, наше исследование — это всего лишь первый шаг в анализе того, должны ли и как хорошо продуманные меры поведенческой политики, такие как выбор по умолчанию, влияют на другие, не прямо целевые решения, и потенциальные побочные эффекты выбора по умолчанию и других побуждений должны быть исследованы дальше. в будущих исследованиях. Один исследовательский вопрос, который следует изучить более подробно, заключается в том, как побочные эффекты таких вмешательств зависят от характера последующего поведения.Как указывалось выше, побочные эффекты поведения, по-видимому, имеют особую практическую значимость, если они возникают не только при точно идентичных последующих решениях, но также и при связанных, но не идентичных решениях. В целом, было бы важно более систематически исследовать, как эта взаимосвязь между поведением влияет на побочные эффекты и что определяет взаимосвязь. Более того, последующее поведение может быть связано с множеством контекстуальных факторов, от которых мы абстрагировались в нашем лабораторном исследовании, и подвергаться их влиянию.Учитывая растущую популярность политики подталкивания, важно улучшить наше понимание любых желательных или нежелательных побочных эффектов, которые могут иметь такое вмешательство. В частности, в этом отношении важна оценка поведенческих побочных эффектов подталкивания в условиях полевых экспериментов.

    Заявление об этике

    Это исследование было проведено в соответствии с рекомендациями комиссии по этике ETH Zurich с письменного информированного согласия всех субъектов.Все испытуемые дали письменное информированное согласие в соответствии с требованиями этической комиссии ETH Zurich. Протокол был одобрен комиссией по этике ETH Zurich.

    Авторские взносы

    CG, MG и JS в равной степени внесли свой вклад в концепцию исследования, экспериментальный план и окончательную рукопись. CG управляла сбором данных, провела первый анализ данных и написала первую версию рукописи.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Благодарности

    Мы благодарим трех рецензентов, Джованну д’Адда, Питера Мартинссона, Ренате Шуберт, Марселя Штадельмана и Кристиана Цендера, а также участников исследовательских семинаров и конференций в Барселоне (IMEBESS), Кардиффе (BPS Spillover Workshop), Сан-Диего ( ESA) и Цюриху за полезные комментарии. Мы также благодарим Оливера Бреггера, Александра Гётца и Стефана Верли за помощь в исследованиях. Эксперимент, описанный в этой статье, был одобрен наблюдательным советом ETH Zurich (ссылка: EK-2016-N-28).Исследование проводилось при поддержке Швейцарского федерального управления энергетики (SFOE) в рамках исследовательской программы «Энергия-экономика-общество (EES)» (номер контракта: SI / 501109-01). Работа частично основана на главе из диссертации первого автора (Ghesla, 2017a), а результаты были включены в отчет, представленный в финансирующий орган (Schubert et al., 2017).

    Дополнительные материалы

    Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https: //www.frontiersin.org / article / 10.3389 / fpsyg.2019.00178 / full # additional-material

    Сноски

    Список литературы

    Achtziger, A., Alós-Ferrer, C., и Wagner, A.K (2015). Деньги, истощение и просоциальность в игре диктатора. J. Neurosci. Psychol. Экон. 8: 1. DOI: 10.1037 / npe0000031

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Альтманн, С., Фальк, А., Хейдхуэз, П., и Джаяраман, Р. (2014). «Неисполнения обязательств и пожертвования: свидетельства полевого эксперимента», в документе для обсуждения No.8650, Институт изучения труда (IZA) (Бонн).

    Google Scholar

    Андреони Дж. (1990). Нечистый альтруизм и пожертвования на общественные блага: теория теплого свечения. Экон. J. 100, 464–477. DOI: 10.2307 / 2234133

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бака-Мотс, К., Браун, А., Гнизи, А., Кинан, Э. А., и Нельсон, Лейф, Д. (2013). Приверженность и изменение поведения: свидетельства с мест. J. Consumer Res. 39, 1070–1084.DOI: 10.1086 / 667226

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бимэн, А. Л., Коул, М. К., Престон, М., Кленц, Б., и Стеблэй, Н. М. (1983). Пятнадцать лет исследования «ноги в дверь»: метаанализ. Человек. Soc. Psychol. Бык. 9, 181–196. DOI: 10.1177 / 0146167283092002

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Байссерт, Х., Кёлер, М., Ремпель, М., и Байерлейн, К. (2014). «Eine deutschsprachige Kurzskala zur Messung des Konstrukts Need for Cognition.Die Need for Cognition Kurzskala (NFC-K) », в , Рабочий документ 32, Leibniz-Institut für Sozialwissenschaft (Мангейм).

    Google Scholar

    Бок О., Никлиш А. и Баетге И. (2014). hroot: Гамбургский онлайн-инструмент для регистрации и организации. евро. Экон. Rev. 71, 117–120. DOI: 10.1016 / j.euroecorev.2014.07.003

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бовенс, Л. (2009). «Этика подталкивания», в Preference Change , T.Грюне-Янофф и С.О. Ханссон (Дордрехт: Springer), 207–291.

    Google Scholar

    Брэндон, А., Ферраро, П. Дж., Лист, Дж. А., Меткалф, Р. Д., Прайс, М. К., и Рундхаммер, Ф. (2017). «Сохраняются ли эффекты социальных побуждений? теория и доказательства из 38 естественных полевых экспериментов », в Рабочий документ NBE 23277. Национальное бюро экономических исследований (Кембридж, Массачусетс).

    Google Scholar

    Брандтс, Дж., И Чарнесс, Г. (2011). Стратегия против метода прямого ответа: первый обзор экспериментальных сравнений. Exp. Экон. 14, 375–398. DOI: 10.1007 / s10683-011-9272-x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Браун, Дж. Р., Фаррелл, А. М., и Вайсбеннер, С. Дж. (2011). «Оборотная сторона дефолтов», в NBER Working Paper 20949. Национальное бюро экономических исследований (Кембридж, Массачусетс).

    Google Scholar

    Браун, З., Джонстон, Н., Хай, И., Вонг, Л., и Бараскуд, Ф. (2013). Тестирование влияния дефолтов на настройки термостата сотрудников ОЭСР. Ener. Экон. 39, 128–134. DOI: 10.1016 / j.eneco.2013.04.011

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кэрролл, Г. Д., Чой, Дж. Дж., Лайбсон, Д., Мадриан, Б. К., и Метрик, А. (2009). Оптимальные настройки и активные решения. Q. J. Econ. 124, 1639–1674. DOI: 10.1162 / qjec.2009.124.4.1639

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Черри Т. Л., Крокер Т. Д. и Шогрен Дж. Ф. (2003). Вторичные эффекты рациональности. J. Environ. Экон. Manag. 45, 63–84. DOI: 10.1016 / S0095-0696 (02) 00008-6

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Чой, Дж. Дж., Лэйбсон, Д., Мадриан, Б. К., и Метрик, А. (2003). Оптимальные значения по умолчанию. Am. Экон. Ред. 93, 180–185. DOI: 10.1257 / 000282803321947010

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Чалдини Р. Б., Трост М. Р. и Ньюсом Дж. Т. (1995). Предпочтения в отношении последовательности: разработка действительной меры и открытие неожиданных поведенческих последствий. J. Person. Soc. Psychol. 69, 318–328. DOI: 10.1037 / 0022-3514.69.2.318

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Clot, S., Grolleau, G., and Ibanez, L. (2016). Делают ли добрые дела плохих людей? евро. J. Law Econ. 42, 491–513. DOI: 10.1007 / s10657-014-9441-4

    CrossRef Полный текст

    Коффман, Л., Фезерстон, К. Р., Кесслер, Дж. Б. (2015). «Модель подталкивания информации», в рабочем документе (Колумбус: Университет штата Огайо).

    Google Scholar

    Конвей П. и Питц Дж. (2012). Когда чувство морали действительно делает вас лучше? Концептуальная абстракция определяет, мотивируют ли прошлые моральные поступки согласованность или компенсационное поведение. Человек. Soc. Psychol. Бык. 38, 907–919. DOI: 10.1177 / 0146167212442394

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кронквист Х. и Талер Р. Х. (2004). Выбор дизайна в приватизированных системах социального обеспечения: изучение шведского опыта. Am. Экон. Ред. 94, 424–428. DOI: 10.1257 / 0002828041301632

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кросон, Р., Трейч, Н. (2014). Поведенческая экономика окружающей среды: перспективы и проблемы. Environ. Ресурс. Экон. 58, 335–351. DOI: 10.1007 / s10640-014-9783-y

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Крамплер, Х., Гроссман, П. Дж. (2008). Экспериментальный тест на получение теплого свечения. J. Public Econ. 92, 1011–1021.DOI: 10.1016 / j.jpubeco.2007.12.014

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    д’Адда, Г., Капраро, В., и Тавони, М. (2017). Толкайте, а не подталкивайте: побочные эффекты поведения и инструменты политики. Экон. Lett. 154, 92–95. DOI: 10.1016 / j.econlet.2017.02.029

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Десаи, А. С. (2011). Либертарианский патернализм, внешние факторы и «дух свободы»: как Талер и Санштейн подталкивают нас к «перекрывающемуся консенсусу». Law Soc. Запрос 36, 263–295. DOI: 10.1111 / j.1747-4469.2010.01231.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Dinner, I., Johnson, E.J., Goldstein, D.G., and Liu, K. (2011). Эффекты разделения по умолчанию: почему люди предпочитают не выбирать. J. Exp. Psychol. Appl. 17: 332. DOI: 10.1037 / a0024354

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Долан П., Галицци М. М. (2015). Как рябь на пруду: побочные эффекты в поведении и их значение для исследований и политики. J. Econ. Psychol. 47, 1–16. DOI: 10.1016 / j.joep.2014.12.003

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Доннеллан Б. М., Освальд Ф. Л., Бэрд Б. М. и Лукас Р. Э. (2006). Шкалы мини-IPIP: крошечные, но эффективные меры большой пятерки факторов личности. Psychol. Оцените. 18, 192–203. DOI: 10.1037 / 1040-3590.18.2.192

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст |

    Пять этапов горя — понимание модели Кублера-Росса

    Горе Модель Фон

    На протяжении жизни мы переживаем много случаев горя.Горе может быть вызвано ситуациями, отношениями или даже злоупотреблением психоактивными веществами. Дети могут горевать о разводе, жена может горевать о смерти мужа, подросток может горевать о прекращении отношений, или вы, возможно, получили последние медицинские новости и скорбите о предстоящей смерти. В 1969 году Элизабет Кюблер-Росс описала пять популярных стадий горя, получивших в народе название DABDA. В их числе:

    Швейцарский психиатр Кюблер-Росс впервые представила свою пятиступенчатую модель горя в своей книге « On Death and Dying ».Модель Кюблер-Росс была основана на ее работе с неизлечимо больными пациентами и с тех пор неоднократно подвергалась критике. В основном потому, что люди, изучающие ее модель, ошибочно полагали, что это особый порядок, в котором люди скорбят, и что все люди проходят все стадии. Кюблер-Росс теперь отмечает, что эти стадии не линейны, и некоторые люди могут не испытать ни одной из них. И все же, другие могут пройти только две стадии, а не все пять, одну стадию, три стадии и т. Д. Сейчас более известно, что эти пять стадий горя чаще всего наблюдаются у людей, переживающих горе.

    Продолжение статьи ниже

    Беспокоитесь, что вы страдаете от осложненного горя?

    Пройдите нашу 2-минутную викторину, чтобы узнать, могут ли вы получить пользу от дальнейшей диагностики и лечения.

    Пройдите тест на горе

    Итак, каковы пять этапов?

    Отказ

    Отрицание — это этап, который изначально может помочь вам пережить потерю. Вы можете подумать, что жизнь бессмысленна, лишена смысла и слишком подавляющая. Вы начинаете отрицать новости и, по сути, теряете сознание.На этой стадии часто возникает вопрос, как будет протекать жизнь в этом другом состоянии — вы находитесь в состоянии шока, потому что жизнь, какой вы ее когда-то знали, изменилась в одно мгновение. Если вам поставили диагноз смертельной болезни, вы можете подумать, что новости неверны — где-то в лаборатории произошла ошибка — они перепутали вашу кровь с другим. Если вы получили известие о смерти любимого человека, возможно, вы цепляетесь за ложную надежду, что они определили не того человека. На стадии отрицания вы не живете в «реальной реальности», скорее вы живете в «предпочтительной» реальности.Интересно, что именно отрицание и шок помогают справиться и пережить горе. Отрицание помогает справиться с чувством горя. Вместо того чтобы быть полностью захваченным горем, мы отрицаем его, не принимаем его и одновременно поражаемся его полным влиянием на нас. Думайте об этом как о естественном защитном механизме вашего тела, говорящем: «Эй, я могу справиться со всем сразу». Как только отрицание и шок начинают исчезать, начинается процесс исцеления. В этот момент те чувства, которые вы когда-то подавляли, выходят на поверхность.

    Гнев

    Как только вы снова начнете жить в «настоящей» реальности, а не в «предпочтительной» реальности, может начаться гнев. Это обычная стадия, когда вы думаете «почему я?» и «жизнь несправедлива!» Вы можете винить других в причине своего горя, а также можете перенаправить свой гнев на близких друзей и семью. Вам непонятно, как подобное могло случиться с вами. Если вы сильны в вере, вы можете начать сомневаться в своей вере в Бога. «Где Бог? Почему он меня не защитил? » Исследователи и специалисты в области психического здоровья соглашаются, что этот гнев является необходимой стадией горя.И поощрять гнев. Важно по-настоящему почувствовать гнев. Считается, что даже если вам может казаться, что вы находитесь в бесконечном цикле гнева, он рассеется — и чем больше вы по-настоящему чувствуете гнев, тем быстрее он утихнет и тем быстрее вы излечитесь. Подавлять гнев — вредно — это естественная реакция и, возможно, даже необходимая. В повседневной жизни нам обычно говорят контролировать свой гнев по отношению к ситуациям и другим.Когда вы переживаете горе, вы можете чувствовать себя оторванным от реальности — что у вас больше нет заземления. Ваша жизнь раскололась, и нет ничего твердого, за что можно было бы держаться. Думайте о гневе как о силе, связывающей вас с реальностью. Вы можете почувствовать себя покинутым или брошенным во время горя. Что там никого нет. Вы одиноки в этом мире. Направление гнева на что-то или кого-то — это то, что может вернуть вас к реальности и снова связать вас с людьми. Это «вещь». Это то, за что стоит ухватиться — естественный шаг в исцелении.

    Торг

    Когда случается что-то плохое, ловили ли вы себя когда-нибудь на сделке с Богом? «Пожалуйста, Господи, если ты исцелишь моего мужа, я буду стремиться быть лучшей женой, которой я когда-либо мог быть — и никогда больше не жаловаться». Это торг. В каком-то смысле этот этап — ложная надежда. Вы можете ошибочно заставить себя поверить в то, что можете избежать горя посредством переговоров. Если вы измените это, я изменю это. Вы так отчаянно пытаетесь вернуть свою жизнь к тому состоянию, в котором она была до события горя, что вы готовы кардинально изменить свою жизнь в попытке стать нормальным.Вина — это обычное дело для торга. Это когда вы терпите бесконечные утверждения «а что, если». Что, если бы я вышел из дома на 5 минут раньше — аварии бы не было. Что, если бы я посоветовал ему пойти к врачу шесть месяцев назад, как я сначала подумал — рак можно было обнаружить раньше, и его можно было спасти.

    Депрессия

    Депрессия — это общепринятая форма горя. Фактически, у большинства людей депрессия сразу же ассоциируется с горем, поскольку это «настоящая» эмоция.Он представляет собой пустоту, которую мы чувствуем, когда живем в реальности и понимаем, что человек или ситуация ушли или прошли. На этом этапе вы можете отстраниться от жизни, почувствовать онемение, жить в тумане и не захотеть вставать с постели. Мир может показаться вам слишком большим и подавляющим. Вы не хотите быть рядом с другими, не хотите говорить и испытываете чувство безнадежности. Вы даже можете испытывать суицидальные мысли, думая: «Какой в ​​этом смысл?»

    Приемка

    Последняя стадия горя, определенная Кюблер-Росс, — это принятие.Не в том смысле, что «все в порядке, мой муж умер», скорее, «мой муж умер, но со мной все будет в порядке». На этом этапе ваши эмоции могут стабилизироваться. Вы снова входите в реальность. Вы соглашаетесь с тем фактом, что «новая» реальность такова, что ваш партнер никогда не вернется — или что вы поддадитесь своей болезни и скоро умрете — и вас это устраивает. Это не «хорошо», но с этим можно жить. Это определенно время корректировок и корректировок. Есть хорошие дни, бывают плохие, а потом снова хорошие.На этой стадии это не означает, что у вас никогда не будет еще одного плохого дня — когда вы бесконтрольно грустите. Но хороших дней больше, чем плохих. На этом этапе вы можете выбраться из своего тумана, снова начать общаться с друзьями и, возможно, даже завязать новые отношения со временем. Вы понимаете, что любимого человека невозможно заменить, но вы двигаетесь, растете и эволюционируете в новую реальность.

    Симптомы горя

    Симптомы горя могут проявляться физически, социально или духовно.Некоторые из наиболее распространенных симптомов горя представлены ниже:

    1. Плач
    2. Головные боли
    3. Сложность сна
    4. Ставить под сомнение цель жизни
    5. Ставить под сомнение свои духовные убеждения (например, свою веру в Бога)
    6. Чувство отрешенности
    7. Изоляция от друзей и семьи
    8. Ненормальное поведение
    9. Беспокойство
    10. Беспокойство
    11. Разочарование
    12. Вина
    13. Усталость
    14. Гнев
    15. Потеря аппетита
    16. Боли и боли
    17. Напряжение

    Лечение горя

    Назначение лекарств и консультирование были наиболее распространенными методами лечения горя.Первоначально ваш врач может назначить вам лекарства, которые помогут вам полноценно функционировать. Сюда могут входить седативные средства, антидепрессанты или успокаивающие препараты, которые помогут вам прожить день. Кроме того, врач может прописать вам лекарства, которые помогут вам уснуть. Эта область лечения часто вызывает некоторые разногласия в медицинской сфере. Некоторые врачи предпочитают не назначать лекарства, поскольку считают, что оказывают вам медвежью услугу в процессе горевания. То есть, если врач прописывает вам успокаивающие или успокаивающие таблетки — вы на самом деле не переживаете горе в полной мере — вы подавляете его — потенциально вмешиваясь в пять стадий горя и в конечном итоге на принятие реальности.

    Консультирование — это более основательный подход к горе. Группы поддержки, группы поддержки близких или индивидуальные консультации могут помочь вам справиться с неразрешенным горем. Это полезная альтернатива лечения, когда вы обнаруживаете, что горе создает препятствия в вашей повседневной жизни. То есть у вас проблемы с функционированием, и вам нужна поддержка, чтобы вернуться на правильный путь. Это никоим образом не означает, что он «излечивает» вас от потери, скорее, он предоставляет вам стратегии выживания, которые помогут вам эффективно справиться с горем.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *